Read synchronized with  English  French  German  Portuguese  Spanisch 
Вокруг света за восемьдесят дней.  Жюль Верн
Глава 4. в которой Филеас Фогг изумляет своего слугу Паспарту
< Prev. Chapter  |  Next Chapter >
Font: 

В семь часов двадцать пять минут Филеас Фогг, выиграв в вист около двадцати гиней, распрощался со своими почтенными партнерами и покинул Реформ-клуб. В семь часов пятьдесят минут он отпер двери и вошел к себе в дом.

Паспарту, уже успевший старательно изучить распорядок дня, был несколько удивлен, что мистер Фогг погрешил против точности и явился в неурочное время. Согласно расписанию обитатель дома на Сэвиль-роу должен был возвратиться только в полночь.

Филеас Фогг сразу же прошел в свою комнату и оттуда позвал:

- Паспарту!

Паспарту не ответил. Этот зов не мог относиться к нему: сейчас было не его время.

- Паспарту! - повторил мистер Фогг, не повышая голоса.

Паспарту вошел.

- Я вас зову второй раз, - заметил мистер Фогг.

- Да, но сейчас не полночь, - ответил Паспарту, указывая на часы.

- Я это знаю, - сказал мистер Фогг, - и не упрекаю вас. Через десять минут мы отправляемся в Дувр и Кале.

Что-то вроде гримасы показалось на круглой физиономии француза. Было очевидно, что он плохо расслышал.

- Вы переезжаете, сударь? - спросил он.

- Да, - ответил мистер Фогг. - Мы отправляемся в кругосветное путешествие.

Паспарту вытаращил глаза, поднял брови и развел руками; он весь как-то обмяк, и вид его выражал изумление, граничащее с остолбенением.

- Кругосветное путешествие... - пробормотал он.

- В восемьдесят дней, - пояснил мистер Фогг. - Поэтому нам нельзя терять ни минуты.

- А как же багаж? - спросил Паспарту, растерянно оглядываясь вокруг.

- Никакого багажа. Только ручной саквояж с двумя шерстяными рубашками и тремя парами носок. То же самое - для вас. Остальное купим в дороге. Захватите мой плащ и дорожное одеяло. Наденьте прочную обувь. Впрочем, нам совсем или почти совсем не придется ходить пешком. Ступайте.

Паспарту хотел что-то ответить, но не мог. Он вышел из комнаты мистера Фогга, поднялся к себе и, упав на стул, от души выругался.

- Вот так штука, черт возьми! А я-то думал пожить спокойно!.. - проворчал он.

Затем машинально он занялся приготовлениями к отъезду. Вокруг света в восемьдесят дней! Уж не имеет ли он дело с сумасшедшим? Как будто нет... Может быть, это шутка? Они едут в Дувр - ладно. В Кале - куда ни шло. В конце концов это не могло особенно огорчить честного малого: вот уж пять лет, как он не ступал на землю своей родины. Быть может, они доберутся и до Парижа? Ну что ж, честное слово, он с удовольствием увидит вновь великую столицу! Уж, конечно, такой солидный джентльмен непременно там остановится... Пусть так, однако он снимается с места, он переезжает, этот джентльмен, такой домосед!

В восемь часов Паспарту уложил в скромный саквояж дорожные вещи - свои и мистера Фогга; затем, все еще пребывая в смятении, он покинул свою комнату, тщательно запер ее на ключ и вошел к мистеру Фоггу.

Мистер Фогг был готов. В руках он держал знаменитый железнодорожный и пароходный справочник и путеводитель Бредшоу, который должен был ему служить во время путешествия. Он взял из рук Паспарту саквояж, открыл его и вложил туда объемистую пачку хрустящих банковых билетов, которые имеют хождение во всех странах.

- Вы ничего не забыли? - спросил он.

- Ничего, сударь.

- Мой плащ и одеяло?

- Вот они.

- Отлично, берите саквояж.

Мистер Фогг передал саквояж Паспарту.

- Берегите его, - добавил он. - Здесь двадцать тысяч фунтов.

Саквояж чуть не выскользнул из рук Паспарту, словно эти двадцать тысяч фунтов были в золотых монетах и обладали изрядным весом.

Господин и слуга вышли из дому; входная дверь была заперта двойным поворотом ключа.

Стоянка экипажей находилась в конце Сэвиль-роу. Филеас Фогг и его слуга сели в кэб, который быстро повез их к вокзалу Чэринг-Кросс, откуда начинается ветка Юго-Восточной железной дороги.

В восемь часов двадцать минут кэб остановился перед решеткой вокзала. Паспарту спрыгнул на землю. Его господин последовал за ним и расплатился с кучером.

В эту минуту какая-то нищенка, босая, в рваной шали на плечах, в помятой шляпке с изломанным пером, держа за руку ребенка, приблизилась к мистеру Фоггу и попросила милостыню.

Мистер Фогг вынул из кармана двадцать гиней, которые только что выиграл в вист, и протянул их женщине со словами:

- Возьмите, моя милая, я рад, что встретил вас.

Затем он прошел дальше.

Паспарту почувствовал, что глаза его увлажнились. Новый господин расположил к себе его сердце.

Мистер Фогг в сопровождении слуги вошел в большой зал вокзала. Здесь он приказал Паспарту взять два билета первого класса до Парижа. Затем, обернувшись, он заметил пятерых своих коллег по Реформ-клубу.

- Господа, я уезжаю, - сказал он, - и различные визы, поставленные на моем паспорте, который я беру для этой цели, помогут вам, по моем возвращении, проверить маршрут.

- О мистер Фогг, - учтиво ответил Готье Ральф, - это совершенно излишне. Мы вполне доверяем вашему слову джентльмена!

- Так все же будет лучше, - заметил мистер Фогг.

- Вы не забыли, что должны вернуться... - начал Эндрю Стюарт.

- Через восемьдесят дней, - прервал его мистер Фогг, - в субботу, двадцать первого декабря тысяча восемьсот семьдесят второго года, в восемь часов сорок пять минут вечера. До свиданья, господа!

В восемь сорок Филеас Фогг и его слуга заняли места в купе. В восемь сорок пять раздался свисток, и поезд тронулся.

Ночь была темная. Моросил мелкий дождь. Филеас Фогг молчал, откинувшись на спинку дивана. Паспарту, все еще ошеломленный, машинально прижимал к себе саквояж с банковыми билетами.

Но не успел поезд пройти Сайденхем, как Паспарту испустил вопль отчаяния.

- Что с вами? - осведомился мистер Фогг.

- Дело в том... что... в спешке... от волнения... я забыл...

- Что именно?

- Погасить газовый рожок в своей комнате.

- Что ж, мой милый, - невозмутимо ответил мистер Фогг, - он будет гореть за ваш счет!