Read synchronized with  Czech  English  Italian 
Хижина дяди Тома.  Гарриет Бичер-Стоу
Глава 39. Хитрый замысел
< Prev. Chapter  |  Next Chapter >
Font: 

Чердак в доме Легри, как почти все чердаки в старых домах, утопал в пыли, паутине и всяческом хламе. У богатой семьи, жившей на плантации в дни ее расцвета, была прекрасная обстановка, часть которой хозяева увезли с собой, а часть так и осталась в заброшенных, отсыревших комнатах да на чердаке. Вдоль стен его стояли два огромных упаковочных ящика, в которых когда-то сюда была прислана мебель. Слабый свет, пробиваясь сквозь мутные стекла крошечного слухового оконца, падал на стулья с высокими спинками и покрытые пылью столы, знававшие когда-то лучшие времена. Короче говоря, на чердаке было неуютно и даже страшно, а среди суеверных негров о нем ходила дурная слава, что еще больше увеличивало ужас, который внушало всем обитателям плантации это таинственное место. Не сколько лет назад Легри посадил туда одну негритянку, чем-то провинившуюся перед ним. Что там с ней случилось, никто не знал - негры только перешептывались между собой, строя разные догадки на этот счет. Но через месяц несчастную женщину снесли оттуда мертвую и поспешили похоронить. С тех пор, как все утверждали, на заброшенном чердаке постоянно раздавались проклятия, грубая брань, звуки ударов, прерываемые отчаянными воплями и стонами.

Услышав как-то ненароком эти толки, Легри пришел в ярость и пригрозил, что первый же негр, который будет рассказывать всякие небылицы о чердаке, получит полную возможность разгадать его тайны, просидев там неделю на цепи. Одного такого посула было достаточно, чтобы разговоры прекратились, но дурной славы чердака это не поколебало.

Боясь как бы невольно не нарушить хозяйский запрет, обитатели дома стали обходить не только лестницу, ведущую наверх, но и коридор, куда она выходила, и легенда о чердаке мало-помалу забылась. И вдруг Касси осенила мысль: воспользоваться суеверностью Легри с тем, чтобы освободиться самой и освободить свою товарку по несчастью - Эммелину.

Спальня Касси приходилась как раз под чердаком. В один прекрасный день, не посоветовавшись с хозяином, она вдруг решила перебраться в другую комнату, в дальнем конце дома. Слуги носились взад и вперед, таская ее вещи и мебель, и суматоха была в самом разгаре, когда Легри вернулся домой.

- Эй, Касси! - крикнул он. - Что ты затеяла?

- Ничего особенного. Хочу сменить комнату, только и всего, - отрезала она.

- А позвольте вас спросить: почему?

- Просто так.

- Врешь! Говори, что у тебя на уме!

- Хочу спокойно спать по ночам.

- Спать? А кто тебе мешает?

- Что ж, если хочешь послушать, расскажу.

- Говори, дрянь! - крикнул Легри.

- Да, ты, вероятно, спал бы как ни в чем не бывало, а мне это покоя не дает. Каждую ночь только и слышишь на чердаке какую-то возню, кто-то там катается по полу, стонет, и так до самого утра.

- Кто же это, по-твоему: люди, что ли? - с деланным смешком сказал Легри. - Откуда же им там взяться, Касси?

Она так и пронзила его пристальным взглядом своих темных глаз.

- В самом деле, Саймон, откуда бы им взяться? Впрочем, тебе это лучше знать.

Легри с бранью замахнулся на нее хлыстом, но Касси увернулась от удара и, метнувшись к двери, бросила ему через плечо:

- Переночуй в моей комнате, тогда сам услышишь, что делается на чердаке. Очень тебе это советую. - И, выскочив за дверь, она заперла ее снаружи на ключ.

Легри бушевал, бранился, грозил сломать замок, но потом утих и нерешительными шагами направился в гостиную. Касси поняла, что ее стрела попала в цель, и с того самого часа решительно принялась за дело, пустив в ход всю свою изобретательность. Она отыскала в стене чердака отверстие и вставила туда отбитое горлышко бутылки, которое при малейшем ветерке издавало заунывно-тоскливые стенанья, переходившие подчас в такой пронзительный вой, что люди суеверные вполне могли принять это за человеческий голос, полный ужаса и отчаяния.

Эти звуки доходили иной раз и до слуха негров, и старая легенда о привидении, поселившемся на чердаке, вспомнилась всем. В доме воцарился страх, и хотя никто не смел даже заикнуться об этом в присутствии Легри, он чувствовал, что общая тревога обволакивает и его словно туманом.

Дня через два после разговора с Касси Легри сидел в гостиной у камина, огонь которого бросал дрожащие, робкие блики на стены. Ночь была неспокойная, на дворе бушевала буря. Каких только звуков не рождает ветер в запущенных старых домах! Оконные стекла дребезжали, ставни хлопали, в трубе что-то завывало, ухало, и время от времени из камина врывались в комнату клубы дыма и золы, словно предваряя появление целого сонма злых духов. Легри уже не один час подводил какие-то счета, потом читал газету, а Касси молча сидела в углу и не сводила хмурого взгляда с огня. Наконец Легри отложил газету в сторону, взял со стола книгу, которую он видел в руках у Касси в начале вечера, и стал листать ее. Это был дешевенький, с аляповатыми картинками сборник страшных рассказов о кровавых убийствах, привидениях и духах.

Легри фыркал, хмыкал, но читал страницу за страницей, не в силах оторваться от этой книжонки. В конце концов он выругался и швырнул ее на пол.

- Ты ведь не веришь в привидения, Касси? - спросил он, помешивая щипцами угли в камине. - Такой умнице стыдно бояться шума на чердаке.

- Какое тебе дело, во что я верю! - угрюмо сказала Касси.

- Меня, бывало, на море все старались запугать разными ужасами, - продолжал Легри, - да я не поддавался на такую чепуху.

Касси пристально посмотрела на него из темноты. Ее глаза поблескивали тем странным огоньком, от которого Легри всегда становилось не по себе.

- Что там может быть, на чердаке? Крысы бегают да ветер завывает. Крысы иной раз такую возню подымут, ушам своим не веришь. Я помню, что они вытворяли в трюме. А ветер! Господи боже, да к нему только прислушайся, невесть что померещится!

Касси знала, как неприятен хозяину ее загадочный взгляд, и продолжала безмолвствовать, не сводя с него глаз.

- Ну, скажи хоть слово, что же ты! - не выдержал Легри.

- Разве крысы могут спускаться вниз с чердака и открывать двери, запертые на ключ и припертые изнутри стулом? - заговорила наконец Касси. - А потом подкрадываться к твоей постели... все ближе, ближе и вдруг касаться тебя рукой - вот так?

Взгляд Касси пронизывал, и Легри, словно в кошмаре, не мог оторваться от ее сверкающих глаз. Когда же она дотронулась своей холодной, как лед, ладонью до его руки, он с проклятием отпрянул в сторону.

- Что ты несешь чепуху! Быть этого не могло!

- Ну, разумеется, нет! А разве я говорю, что это было? - презрительно усмехнулась она.

- А ты... ты видела что-нибудь? Признавайся, Касси!

- Переночуй в той комнате, если хочешь проверить мои слова.

- И оно спускается с чердака?

- "Оно"? О чем это ты?

- Да ты только что сама говорила...

- Я ничего не говорила, - сурово отрезала Касси.

Легри взволнованно зашагал по комнате.

- Я это все выясню. Сегодня же ночью выясню. Возьму пистолеты и...

- Ну что ж выясняй! - сказала Касси. - Ложись спать в моей комнате, пали из пистолетов, а я посмотрю, чем это кончится.

Легри топнул ногой и злобно выругался.

- Не бранись, - сказала Касси. - Почем знать, кто может услышать твое богохульство... Стой! Что это?

- Что? - пролепетал Легри, дрожа всем телом.

Старинные голландские часы, стоявшие в углу, медленно пробили двенадцать.

Сам не зная почему, Легри замер, объятый ужасом. А Касси не сводила с него насмешливо сверкающих глаз и вслух считала удары.

- Полночь. Сейчас начнется. - Она открыла дверь в коридор и стала на пороге, прислушиваясь.

- Вот... вот! Что это?

- Это ветер, - пробормотал Легри. - Слышишь, как завывает?

- Поди сюда, Саймон, - прошептала Касси, беря его за руку и увлекая за собой к лестнице на чердак. - А это что по-твоему? Слушай!

Где-то наверху раздался пронзительный вопль. У Легри задрожали колени, он побелел от ужаса.

- Где же твои пистолеты? - с леденящей кровь усмешкой спросила Касси. - Надо же в конце концов выяснить, что там делается! Поднимись наверх, сейчас самое время!

- Не пойду, - пробормотал Легри.

- Почему? Ведь привидений не бывает! Идем! - Касси легко взбежала по ступенькам винтовой лестницы и засмеялась, глядя сверху на Легри. - Ну, иди за мной.

- Ты сама дьявольское отродье! - крикнул он. - Вернись, ведьма! Вернись! Не смей туда ходить!

Но Касси хохотала, как одержимая, и поднималась все выше и выше. Вот она открыла дверь на чердак. Сумасшедший порыв ветра потушил свечу, которую Легри держал в руке, а нечеловеческие крики и вопли теперь буквально оглушили его.

Обезумев от ужаса, Легри бросился в гостиную, куда вскоре явилась и Касси - бледная, но спокойная и холодная, как дух мщения, с горящими страшным огнем глазами.

- Ну, надеюсь, других доказательств тебе не надо? - сказала она.

- Будь ты проклята, Касси! - еле выговорил Легри.

- За что? Я только поднялась наверх и закрыла дверь. А все-таки, Саймон, что у нас происходит на чердаке?

- Не твое дело! - огрызнулся Легри.

- Не мое, так не мое. Тем не менее я не буду больше спать в той комнате и очень этому рада.

Касси еще с утра предвидела, что ветер к ночи усилится, и, поднявшись заблаговременно на чердак, открыла слуховое окно. Когда она распахнула дверь, сквозняк, как и следовало ожидать, потушил свечу. Вот и вся разгадка этого таинственного происшествия.

Подобными хитростями Касси довела своего хозяина до того, что он скорее согласился бы сунуть голову в львиную пасть, чем обследовать чердак. А тем временем, действуя по ночам, когда все спали, она постепенно перетаскивала туда запас провизии и одежду. Все было готово к побегу, и они с Эммелиной только ждали подходящего случая, чтобы привести свой замысел в исполнение.

Воспользовавшись минутой, когда Легри был в хорошем расположении духа, и подольстившись к нему, Касси уговорила его взять ее с собой в соседний город, стоявший на самом берегу Красной реки. Наблюдательность, обострившаяся теперь до предела, помогла ей запомнить каждый поворот дороги, и она точно высчитала в уме, сколько понадобится времени, чтобы пройти этот путь пешком.

А теперь, когда беглянкам приспело время действовать, заглянем, читатель, за кулисы и проследим оттуда за ходом событий.

Приближался вечер. Легри уехал верхом на соседнюю плантацию. Последнее время Касси была так предупредительна к нему и так покорна, что лучшего он и желать не мог.

Пройдем же теперь за ней в комнату Эммелины и послушаем, о чем они говорят, связывая свои вещи в два маленьких узелка.

- Больше ничего не возьмем, - сказала Касси. - Одевайся, пора идти.

- Еще светло, как бы нас не увидели.

- Пускай видят, - преспокойно ответила Касси. - Я на это и рассчитываю. Вот как все будет, слушай. Мы выйдем из дому черным ходом и побежим мимо лачуг к болотам. Сэмбо или Квимбо обязательно нас увидят, бросятся в погоню. Но на болота одним идти страшно, значит, надо поднимать тревогу, спускать собак. Начнется суматоха, бестолковая беготня - я же их знаю! - а мы тем временем спустимся к ручью, войдем в воду и вернемся обратно к черному крыльцу. Собаки потеряют наш след, в доме никого не останется - все побегут за нами. Один миг - и мы будем на чердаке, а там у меня уже приготовлена постель в ящике. Сколько нам придется прятаться, не знаю, должно быть долго, потому что Легри перевернет все вверх дном, лишь бы найти нас. Он позовет на подмогу всех надсмотрщиков с соседних плантаций и устроит настоящую облаву, обшарит с ними каждую кочку на болотах. Ведь наш хозяин похваляется тем, что от него еще ни одному негру не удалось убежать. Ну и пусть охотится на здоровье.

- Касси! Как ты хорошо все придумала! - воскликнула Эммелина. - Какая ты умница!

Эти восторженные слова не обрадовали Касси. Она бросила на девушку взгляд, полный отчаянной решимости, взяла ее за руку и сказала:

- Пойдем!

Беглянки бесшумно вышли из дому и в сгущающихся сумерках свернули к поселку. Полумесяц, словно серебряная пряжка сиявший в небе, задерживал наступление полной темноты. Касси была уверена, что как только они подойдут к болоту, начинавшемуся за плантацией, их сразу окликнут. Так оно и вышло. Но это был не Сэмбо, а сам Легри, который с бранью кинулся за ними вдогонку. Услышав его голос, пугливая Эммелина растерялась и, отпустив руку своей спутницы, прошептала:

- Касси! Мне дурно!

- Бежим, или я тебя убью! - крикнула та и, выхватив из-за пазухи маленький кинжал, взмахнула им перед глазами девушки.

Угроза подействовала. Эммелина овладела собой и вместе с Касси устремилась в мрачные дебри болот, куда Легри не решился последовать за ними без подмоги.

- Ладно! Все равно попались, голубушки! Из этой западни не уйдете, а у меня с вами разговор будет короткий, - пробормотал он со злобной усмешкой и побежал к поселку.

Как раз в это время невольники возвращались с поля.

- Эй, Сэмбо, Квимбо! - закричал Легри. - Всех сюда! Две женщины убежали на болота. Пять долларов тому, кто их изловит! Спустить собак! Тигра, Бестию - всех спустить!

Негры бегали взад и вперед. Кто зажигал факелы из смолистых веток, кто отвязывал собак, чей свирепый хриплый лай еще больше усиливал всеобщую суматоху.

- Хозяин, а если не поймаем, стрелять вдогонку? - осведомился Сэмбо, принимая из рук Легри ружье.

- Стреляй в Касси, туда ей и дорога, а молоденькую не тронь. Ну, ребята, не зевайте! Кто поймает, тому пять долларов, а остальным - по стакану спирта.

Размахивая пылающими факелами, крича, улюлюкая, подуськивая яростно воющих псов, погоня устремилась к болотам, а за ней туда же ринулись и остальные негры. Дом опустел, и обе женщины, никем не замеченные, проскользнули в комнаты с черного хода. Крики и улюлюканье их преследователей явственно доносились сюда, и, глядя из окна гостиной, Касси и Эммелина видели, как факелы цепочкой растянулись вдоль кромки болот.

- Смотри, смотри! - говорила Эммелина. - Облава началась. Вон сколько огней! А это собаки... Слышишь? Боже мой, что бы с нами было, если б мы остались там! Умоляю тебя, спрячемся! Скорей, скорей!

- Торопиться некуда, - хладнокровно ответила ей Касси. - В доме ни души - все там. Это же для них развлечение на целый вечер. Всему свое время, пойдем и на чердак, а пока что, - она не спеша вынула ключ из кармана куртки, которую Легри второпях бросил на пол, - пока что надо запастись на дорогу.

Вслед за этим Касси отперла ящик письменного стола, вынула оттуда пачку денег и быстро пересчитала их.

- Что ты! Не надо! - остановила ее Эммелина.

- Почему не надо? - сказала Касси. - Что, по-твоему, лучше: умереть голодной смертью на болотах или добраться на эти деньги до свободных штатов? С деньгами, милая, нам все пути открыты. - И она сунула всю пачку за пазуху.

- Но ведь это воровство! - тоскливо прошептала Эммелина.

- Воровство? - Касси презрительно рассмеялась. - Здесь каждый доллар украден - украден у несчастных, голодных людей, из которых наш хозяин вытягивал последние силы, лишь бы нажить побольше. Пусть он попрекнет меня воровством! Ну, пора, пойдем наверх. Я запаслась свечами и кое-какими книжками, чтобы не скучать. Уж туда-то они за нами не явятся, будь спокойна! А если кто и посмеет сунуть нос, я сама превращусь в привидение.

Поднявшись на чердак, Эммелина увидела там огромных размеров упаковочный ящик, повернутый открытой стороной к стене, или, вернее, к наклонному скату крыши. В ящике были положены два небольших тюфяка и подушки. Тут же рядом стояла корзина со свечами, провизией и одеждой, которую Касси, готовясь в путь, ухитрилась связать в два крохотных узелка.

- Вот наше теперешнее жилье, - сказала она, вешая светильник на крюк, предусмотрительно вбитый в стенку ящика. - Как оно тебе нравится?

- А чердак не станут обыскивать? Ты в этом уверена?

- Я бы много дала, чтобы увидеть, как Саймон Легри полезет сюда! - сказала Касси. - Да нет, он к этому чердаку близко не подойдет, а негров и вовсе под страхом смерти сюда не загонишь!

Немного успокоившись, Эммелина откинулась головой на подушку.

- Касси, зачем ты сказала, что убьешь меня? - простодушно спросила она.

- Чтобы тебе не стало дурно, - ответила Касси. - И моя угроза помогла. А впредь так и знай: что бы ни случилось, падать в обморок нельзя. Если б не я, этот негодяй давно бы тебя настиг.

Эммелина содрогнулась.

Наступило молчание. Касси взялась за французскую книжку, а Эммелина, обессиленная волнениями этого страшного дня, задремала. Ее разбудили громкие голоса, цоканье подков, собачий лай. Она слабо вскрикнула и приподняла голову.

- Вернулись, - спокойно сказала Касси. Не бойся. Посмотри в щелку. Видишь, все здесь. Саймон решил прекратить поиски до утра. Погляди, какая у него лошадь - вся в тине. Собаки тоже еле плетутся. Да, друг мой Саймон, хлопот у тебя будет много. Не там ты охотишься за своей дичью, где следует!

- Молчи! - шепнула Эммелина. - Вдруг услышат?

- Услышат, еще больше струхнут, - сказала Касси. - Не тревожься. Мы можем шуметь сколько угодно, нам же на руку держать их в страхе.

Мало-помалу в доме и на дворе все стихло. Проклиная свою неудачу, Легри завалился спать с твердым намерением завтра же довести поиски до конца.