Read synchronized with  English 
Тик-Ток из Страны Оз.  Л. Фрэнк Баум
Глава 3. ВОЙСКО ВО ВЛАСТИ ВЕЛИКОЙ ВОЛШЕБНИЦЫ
< Prev. Chapter  |  Next Chapter >
Font: 

Принцесса Озма и не подозревала, что армия Угабу под водительством честолюбивой королевы Анны идет завоевывать ее государство. Прекрасная юная правительница Страны Оз, занятая повседневными заботами о благе своих подданных, и думать не думала об Анне Такдаль и ее коварных планах. Однако волшебница Глинда длительно охраняла мир и счастье жителей Волшебной Страны.

Трон Озмы находится в Изумрудном Городе, а великолепный дворец Глинды - к югу от него. Во дворце есть волшебная Книга Событий. Что бы где ни случилось - сообщение об этом тотчас появляется в Книге. Она рассказывает обо всем: и о важных происшествиях, и о мелочах. Топнет ли в гневе ногой какой-нибудь малыш - Глинда тут же узнает об этом; займется ли где пожар - известие о нем сразу попадет в Книгу. Волшебница заглядывает в Книгу Событий каждый день, и потому ей стало известно, что Анна Такдаль, королева Угабу, глупейшим образом сколотила армию из шестнадцати офицеров и одного солдата, а теперь собирается вторгнуться в Страну Оз и завоевать ее. Ничего особенно страшного в этом не было: Озма без труда победила бы и более грозную армию; кроме того, Глинда и Волшебник Изумрудного Города всегда пришли бы ей на помощь со своими чарами. Однако Глинда не могла допустить, чтобы мирное течение жизни в Стране Оз было нарушено раздорами и войнами - это было бы сущим безобразием! Не теряя времени и не сказав ни слова ни Озме, ни кому-либо еще, Глинда пошла в одну из комнат своего дворца, где располагался Кабинет Магии. Там она совершила некий магический обряд - и горная тропа, по которой двигалась из Угабу армия Анны, начала петлять и ветвиться. В результате, когда войско под водительством Анны достигло конца пути, оно оказалось вовсе не в Стране Оз, а в соседнем краю, который не только не походил на государство Озмы, но и был отделен от него невидимой преградой. Как только люди из Угабу вошли в эту страну, тропинка у них за спиной немедленно исчезла, и они поняли, что найти дорогу назад, в долину Угабу, им вряд ли удастся. Вокруг все выглядело непривычно, и воины не знали, каким путем им двигаться дальше. Никто из них никогда не бывал в Стране Оз, и они не сразу догадались, что попали не в нее, а в какую-то неведомую страну.

- Какая разница? - заговорила Анна, пытаясь скрыть огорчение. - Мы собрались завоевать весь мир - а это тоже часть мира. Если мы будем покорять одну страну за другой, то рано или поздно доберемся и до Страны Оз. Но на пути туда мы можем завоевать те земли, через которые идем.

- Ваше величество, а это место мы уже завоевали? - обеспокоенно спросил майор Торт.

- Судя по всему, да, - отвечала Анна. - Мы, правда, пока никого не встретили, но как только встретим, немедленно объявим им, что они наши рабы.

- А потом заберем себе их имущество, - добавил генерал Яблок.

- Может, у них и нечего отбирать, - возразил рядовой Книггз, - но я надеюсь, что они все равно окажут сопротивление: победа без боя не приносит никакого удовольствия.

- Не беспокойся, - сказала Анна. - Мы будем сражаться независимо от того, что станут делать наши враги.

Вокруг расстилалась пустыня, голая земля, и путешествовать по ней было не слишком приятно. К тому же запасы еды подошли к концу, офицеры проголодались и принялись ворчать. Многие уже улизнули бы, если бы только могли найти дорогу домой, но поскольку они безнадежно заблудились в этой чужой стране, то решили, что лучше держаться всем вместе.

Королева Анна никогда не отличалась кротостью нрава, а теперь, когда она брела вместе со всем войском по каменистой дороге, не встречая ни людей, ни добычи, ее злобность и раздражительность только усилились. Она отчитывала своих офицеров до тех пор, пока они не начали грубить ей, а иные до того обнаглели, что посоветовали ей придержать язык. Некоторые упрекали ее за то, что она втравила их в неприятности, и в течение трех злосчастных дней каждый из них оплакивал свой садик в прекрасной долине Угабу.

Но не таков был Книггз. Чем больше трудностей встречалось на его пути, тем веселее он становился. Офицеры вздыхали, а солдат знай себе посвистывал. Видя его хорошее настроение, приободрилась и Анна; вскоре она

стала обращаться к нему за советом куда чаще, чем к его командирам.

На третий день странствий их поджидало первое приключение. Ближе к вечеру небо внезапно потемнело, и майор Болт воскликнул:

- Нас накрывает туман!

- Не похоже на туман, - отозвался Книггз, с любопытством поглядывая на приближающееся облако. - Думаю, что это дышит Орак.

- Кто такой этот Орак? - спросила Анна, в страхе озираясь по сторонам.

- Это чудовище с жутким аппетитом, - ответил солдат, слегка побледнев. - Я, конечно, никогда не видал Орака, но зато читал о нем в книжках, которые растут у меня в саду. Если это действительно он, то, боюсь, нам не завоевать мира.

Услышав эту весть, офицеры встревожились не на шутку и со всех сторон обступили солдата.

- Какой он, этот Орак? - спросил кто-то.

- Я видел его всего на одной картинке, да и та была довольно мутная, - отвечал Книггз. - Книжку сорвали неспелой. Но я знаю, что он умеет летать, бегает, как олень, и плавает, как рыба. Внутри у него - пылающая печь: он вдыхает воздух и выдыхает дым; где бы он ни проходил, все вокруг заволакивает черной пеленой. Орак сильнее сотни мужчин и пожирает все живое. - Офицеры захныкали и задрожали, но Книггз постарался подбодрить их:

- Мы же не знаем, кто там идет. Может, это и не Орак. Кроме того, не забывайте, что наша земля Угабу входит в Страну Оз, где никто не умирает.

- А ну как Орак нас поймает, разжует и проглотит, - заговорил капитан Клютч, - что тогда?

- Кусочки останутся жить, все до единого, - заявил Книггз.

- Нашел чем утешить, - захныкал полковник Банджо. - Котлета она котлета и есть - хоть живая, хоть нет.

- Послушайте, я же сказал, может, это и не Орак, - сердито произнес Книггз. - Пусть облако приблизится - тогда и увидим, Орак это или нет. Если ничем не пахнет, значит, туман, а вот если дохнет солью с перцем, значит, Орак, и тут уж предстоит биться не на жизнь, а на смерть.

Все в страхе уставились на темное облако. Вскоре оно приблизилось к перепуганному войску и накрыло его. Каждый, принюхавшись, мог почуять запах соли с перцем.

- Орак! - воскликнул Книггз.

Шестнадцать офицеров взвизгнули от ужаса и повалились на землю, воя и стеная. Королева Анна присела на большой камень встретить опасность мужественнее своих воинов, но сердце ее отчаянно билось. Что до Книггза, то он, как и подобает солдату, хладнокровно зарядил свой мушкет и приготовился открыть огонь по врагу.

Наступила кромешная тьма, ибо черное как сажа облако закрыло небо и ни один луч заходящего солнца не пробивался сквозь пелену. Во мраке возникли два сияющих шара; Книггз тут же сообразил, что это, должно быть, глаза чудовища.

Он вскинул ружье, прицелился и выстрелил.

Ружье было заряжено несколькими патронами - Книггз выбрал самые крупные и увесистые с лучшего патронного дерева в Угабу. Пули настигли чудовище, и оно, издав дикий вопль, в судорогах повалилось наземь. Огромная туша всей тяжестью обрушилась на шестнадцать офицеров, которые заорали пуще прежнего.

- О горе мне! - возопил Орак. - Посмотри, что ты наделал своим ужасным ружьем!

- Как же я посмотрю, если твое дыхание заволокло все вокруг черной пеленой? - отвечал Книггз.

- Только не говори мне, что ты не нарочно! - Крылья Орака беспомощно хлопали, а его голос дрожал от обиды. - Прошу тебя, не говори, будто ты не знал, что ружье заряжено!

- А я и не собираюсь, - отозвался Книггз. - А что, сильно тебя ранило?

- Одна пуля попала мне в челюсть, и я нее могу открыть рот. Слышишь какой у меня глухой и хриплый голос? Это оттого, что мне приходится говорить со сжатыми зубами. Другая пуля сломала мне левое крыло, и я не могу летать. А третья попала в правую ногу, так что идти я тоже не могу. Почему ты так неосторожно обращался с ружьем?

- Слез бы ты с моих командиров, а? - попросил Книггз. - Ты такой тяжелый - как бы ты их не раздавил. Слышишь, как вопят?

- Обязательно раздавлю, - прорычал Орак. - Если только сумею, то раздавлю непременно, потому что я не в духе! Жаль, у меня рот не открывается, а то бы я вас всех съел, не поглядел бы, что у меня по теплой погоде аппетит плохой.

С этими словами Орак стал перекатываться с боку на бок всем своим гигантским телом, чтобы окончательно раздавить офицеров. Но вместо этого он скатился в сторону, и все шестнадцать, кое-как поднявшись на ноги, понеслись прочь что было духу.

Рядовой Книггз не видел их, но по удаляющимся крикам понял, что они убежали, и решил больше о них не беспокоиться.

- Прошу прощения, я вынужден откланяться, - сказал он Ораку. - Мне пора идти, ибо мы намерены продолжать наше путешествие. Если ты умрешь, прошу меня не винить: стрелял я в тебя в порядке самообороны.

- Я не могу умереть, - отвечало чудовище, - мою жизнь охраняют волшебные чары. Но прошу тебя, пожалуйста, не покидай меня!

- На что я тебе? - спросил Книггз.

- Моя сломанная челюсть заживет через час, и я смогу тебя съесть. Крыло заживет через день, а нога через неделю, и я буду здоров, как прежде. Раз уж ты в меня стрелял и причинил мне столько неудобств, было бы только справедливо, чтобы ты остался здесь, подождал, пока я смогу открывать рот, и отдал мне себя на съедение.

- Позволь с тобой не согласиться, - твердо возразил солдат. - Я обещал королеве Анне из Угабу, что помогу ей завоевать мир, и я не имею права нарушить обещание только ради того, чтобы быть съеденным Ораком.

- Это другое дело, - сказало чудовище. - Раз ты связан словом, не стану тебя задерживать.

Оглядев вокруг себя, Книггз отыскал в темноте дрожащую королеву, взял ее за руку и повел прочь. Спотыкаясь о камни, они уходили все дальше и дальше от страшного места, где, вздыхая и хлопая крыльями, осталось лежать раненое чудовище. Вскоре впереди забрезжил свет, и Книггз с королевой смогли различить дорогу.

По мере того как путники удалялись, дымное облако, которое надышал Орак, постепенно рассеивалось: вскоре они оказались на вершине небольшого холма, откуда открывался вид на прекрасную долину, освещенную лучами заходящего солнца. Тут же жались друг к другу шестнадцать офицеров; они тяжело дышали после своего безоглядного бегства и все еще не пришли в себя от страха. Они бежали бы и дальше, но силы их уже иссякли.

Королева Анна строго отчитала их за трусость, одновременно превознося храбрость Книггза.

- А ведь мы оказались мудрее, чем он, - слабым голосом ответил генерал Циферблат. - Мы, конечно, сбежали, зато теперь мы поможем вашему величеству покорить мир. А ну как Орак съел бы рядового? Ведь тогда Книггз оказался бы дезертиром!

Немного отдохнув, войско спустилось в долину. Как только Орак скрылся из виду, все заметно повеселели. С наступлением сумерек путники вышли к ручью, на берегу которого королева Анна распорядилась остановиться на ночлег.

Каждый офицер нес в кармане крохотную белую палатку; лишь только палатка оказывалась на земле, она тотчас начинала расти и достигала таких размеров, что ее владелец помещался в ней без труда. Книггз тащил на спине рюкзак, в котором хранились не только его собственная палатка и элегантный шатер королевы Анны, но, кроме того, еще кровать, стул и волшебный стол. Оказавшись внутри королевского шатра, стол увеличивался в размерах; в ящике хранился запас королевского платья, маникюрные и туалетные принадлежности и другие нужные вещи. Спать в кровати полагалось одной только Анне - офицеры и солдат спали в гамаках, подвешенных между опорными шестами палаток. Еще Книггз нес в рюкзаке знамя с королевским гербом Угабу. Останавливаясь на ночлег, солдат поднимал его на флагштоке, и оно реяло над лагерем, возвещая, что эта земля завоевана Королевой Угабу. Пока что никто, кроме них знамени не видел, но сама Анна с удовольствием глядела на развевающееся полотнище, воображая себя великим завоевателем.