Read synchronized with  English 
Тик-Ток из Страны Оз.  Л. Фрэнк Баум
Глава 23. РУГГЕДО РАСКАЯЛСЯ
< Prev. Chapter  |  Next Chapter >
Font: 

Путешественники быстро добрались до пещеры Короля Гномов, где Калико приказал подать им самые изысканные угощения, которые только нашлись в его владениях.

Вместе со всеми притащили и Руггедо. Никто не обращал внимания на бывшего короля, но никто и не возражал против его присутствия и не требовал, чтобы его прогнали. Он боязливо взглянул, по-прежнему ли вход преграждают яйца, но обнаружил, что за это время они исчезли. Руггедо пробрался в пещеру вслед за остальными и скромно устроился на корточках в углу комнаты.

Тут-то его и обнаружила Бетси. Все ее друзья радовались за Косматого, который наконец-то обрел брата, со всех сторон раздавался веселый смех, и сердце Бетси смягчилось при виде одинокого старика, который некогда был их заклятым врагом. Она подошла к Руггедо и поднесла ему еды и питья.

От этой неожиданной доброты глаза Руггедо наполнились слезами. Он с благодарностью схватил руку девочки и крепко сжал ее.

- Послушай, Калико, - заговорила Бетси, обратившись к Королю Гномов, - что толку злиться на Руггедо? Все свое могущество он растерял и уже никогда никому не причинит вреда. К тому же я уверена, он сожалеет о том, что так жестоко со всеми обращался.

- Это правда? - спросил Калико, глядя на своего бывшего повелителя сверху вниз.

- Да, - отвечал Руггедо, - девочка права. Я раскаиваюсь и больше никому не причиню зла. Я не хочу скитаться по всей огромной земле, я ведь Гном, а Гномы могут быть счастливы только под землей.

- В таком случае, - отозвался Калико, - я разрешаю тебе остаться здесь, если ты будешь хорошо себя вести. Но попробуй только совершить хоть один дурной поступок - я выгоню тебя, как велел Титити-Хучу, и ты отправишься скитаться по земле.

- Не беспокойся. Я буду хорошо себя вести, - пообещал Руггедо. -- Быть королем - нелегкое дело, а быть добрым королем еще труднее. Но теперь, когда я превратился в обыкновенного Гнома, я обязательно стану вести праведную жизнь.

Всем было приятно услышать это и узнать, что Руггедо решил исправиться.

- Надеюсь, он сдержит слово, - шепнула Бетси Косматому, - но даже если он снова возьмется за старое, мы к тому времени будем уже далеко и Калико придется самому разбираться со стариком.

За последний час или два Многоцветка совершенно потеряла покой. Прелестная Дочь Радуги понимала, что она уже сделала для своих земных друзей все, что было в ее силах, и теперь ее охватила тоска по дому на небесах. Внимательно прислушавшись, она сказала:

- Мне кажется, начинается дождь. Король Дождя - мой дядя, быть может, он прочел мои мысли и решил мне помочь. Я бы хотела взглянуть на небо и убедиться, верны ли мои предчувствия.

Она вскочила, помчалась по подземному туннелю и выбежала наружу. Все остальные последовали за ней и, прижавшись друг к другу, выстроились на уступе скалы. И в самом деле - тяжелые облака заволокли небо, моросил холодный дождь.

- Это ненадолго, - сказал Косматый, взглянув на небо. - А когда дождь кончится, вместе с ним исчезнет и наша прелестная маленькая Фея, которую мы все успели полюбить. Увы, - продолжал он, немного помолчав, - в западной стороне уже виднеется просвет в облаках и - глядите! - кажется, там появляется Радуга?

Бетси не стала смотреть на небо. Вместо этого она взглянула на Многоцветку. Дочь Радуги счастливо улыбалась навстречу матери, которая должна была забрать ее с собой в Заоблачный Дворец. Еще мгновение - и горы утонули в солнечных лучах, а в небе во всем великолепии появилась Радуга.

С радостными криками Многоцветка взлетела на вершину скалы и протянула вперед руки. Радуга тотчас спустилась пониже, и лишь только ее конец коснулся ног Многоцветки, как та легко вспрыгнула на него и немедленно оказалась в объятиях своих сестер, дочерей Радуги. Впрочем, Многоцветка сразу же высвободилась и, перегнувшись через край сверкающей радуги, кивала, улыбалась и посылала бесчисленные поцелуи своим новым товарищам.

- До свидания! - кричала она.

- До свидания! - хором отвечали друзья.

Прекрасная Радуга медленно поднималась все выше и выше и постепенно растаяла. Как ни вглядывались путешественники, они видели одни только кудрявые облака, плывущие в синеве.

- Жалко, что Многоцветки больше нет с нами, - проговорила Бетси, с трудом сдерживая слезы. - Но, наверное, ей будет лучше там, в небесных дворцах, вместе с сестрами.

- Да уж, конечно, - грустно кивая, согласился Косматый.

- Там как-никак ее дом, а уж мы-то, бедные, бездомные скитальцы, как никто другой понимаем, что это для нее значит. - Когда-то и у меня был дом, - проговорила Бетси. - А теперь, кроме моего дорого Хенка, у меня больше никого не осталось!

Она обвила руками своего косматого четвероногого друга, а он в ответ произнес неизменное "И-а", но было ясно, что ослик прекрасно понимает чувства, охватившие девочку. Что до двуногого косматого друга, то он ласково погладил Бетси по голове и сказал:

- Нет, Бетси, ты не права. Я всегда буду с тобой.

- И я! - с чувством воскликнул брат Косматого.

Девочка кинула на них взгляд, полный благодарности, и улыбнулась сквозь слезы.

- Ладно, - сказала она. - Снова дождь пошел, давайте-ка спрячемся в пещере.

Опечаленные, ибо все они полюбили Многоцветку и знали, что им будет ее не хватать, путешественники вновь вернулись во владения Короля Гномов.