Read synchronized with  English 
Тик-Ток из Страны Оз.  Л. Фрэнк Баум
Глава 9. РАЗЪЯРЕННЫЙ РУГГЕДО
< Prev. Chapter  |  Next Chapter >
Font: 

Тропинка, по которой двинулись путешественники, то взбиралась в гору, то сбегала вниз; она петляла, уходила то вправо, то влево, как будто без всякого направления. Между тем она постепенно все ближе подводила к гряде невысоких гор, и Книггз уже не раз авторитетно объяснял, что вход в пещеру Руггедо должен быть где-то здесь, среди холмов, - иначе, мол, и быть не может.

Под ближайшим холмом на большой глубине скрывался великолепный зал. Он был выдолблен в твердой скальной породе, стены и потолок блистали тысячами драгоценных камней. На троне из чистого золота восседал прославленный Король Гномов, облаченный в пышные одежды, в ослепительной короне из цельного кроваво-красного рубина.

Руггедо, Монарх всех Металлов и Драгоценных Камней Подземного Мира, был маленьким круглолицым человечком, с длинной развевающейся седой бородой и буро-красным лицом. На первый взгляд могло показаться, что Руггедо веселый и добродушный, можно было подумать, что при таком огромном богатстве он должен быть счастлив, но все обстояло совсем не так. Металлический Монарх был постоянно мрачен и угрюм, ибо люди добывали сокровища в недрах земли и вывозили их на поверхность, туда, где кончалась власть Руггедо и его Гномов. Они были бессильны вернуть себе свои ценности! Руггедо ненавидел не только смертных, но и фей, обитавших на земле или над нею. У него оставалось еще немало сокровищ, но вместо того, чтобы радоваться этому, он убивался из-за того, что не все золото и не все драгоценности в мире принадлежат ему.

Руггедо дремал, сидя на троне, и клевал носом. Внезапно он резко выпрямился, издал злобный рык и принялся яростно колотить в стоявший около него огромный гонг.

Звук разнесся по всему огромному залу и дальше. Его услышали во множестве мелких пещер, где безостановочно трудились неисчислимые тысячи Гномов: ковали золото, серебро и другие металлы, переплавляли руду в огромных печах и гранили сверкающие драгоценные камни. При звуке королевского гонга Гномы вздрогнули и испуганно зашептали друг другу, что, как видно, предстоят большие неприятности, однако ни один не осмелился прервать работу.

Внезапно тяжелая шитая золотом портьера, отделявшая королевские покои, отодвинулась, и в тронный зал вошел Калико, Гном-Администратор.

- Ну, что там еще, ваше величество? - спросил он, широко зевнув; он спал и был разбужен королевским гонгом.

- Что там? - взревел Руггедо, топая ногами от ярости. - Там, наверху, эти идиоты смертные, вот чтоОни хотят пробраться к нам под землю!

- Сюда к нам? - переспросил Калико.

- Да!

- Откуда это известно? - Гном-Администратор опять зевнул.

- Костями чую, - сказал Руггедо. - Я всегда чувствую, когда эти отвратительные, ползающие по земле твари подбираются к моему королевству. Я точно знаю, Калико, в эту самую минуту люди движутся сюда, они идут, чтобы докучать мне. Ох, как я ненавижу этих смертных! Даже больше, чем чай с мятой.

- Ну, и что будем делать? - поинтересовался Гном.

- Подойди к Волшебному Биноклю и посмотри, где эти наглые пришельцы, - распорядился король.

Калико подошел к трубе, вделанной в каменную стену, и заглянул в нее. Труба начиналась в пещере и сквозь толщу горы выходила наружу, то и дело изгибаясь и поворачивая; впрочем, через нее все равно было прекрасно видно, ведь труба была волшебная.

- Хм, - проговорил Калико, - а ведь я и в самом деле их вижу.

- Ну, и что они собой представляют? - спросил Король Гномов.

- Трудно сказать. В жизни не видал такой чудной компании, - ответил Гном. - Все такие разные и такие странные, боюсь, что от них может исходить опасность. Вон, например, медный человек, у него явно внутри какой-то механизм.

- Да ну! Это всего-навсего Тик-Ток! - сказал Руггедо. - Его я не боюсь. Я с ним тут столкнулся на днях и бросил его в колодец.

- Значит, кто-то его вытащил обратно, - заметил Калико. - А вон идет маленькая девочка...

- Дороти? - спросил Руггедо, подпрыгнув от страха.

- Нет, какая-то другая. Вообще-то, там даже несколько девочек, все разного размера, но Дороти среди них нет и Озмы тоже.

- Вот и прекрасно! - воскликнул Король Гномов.

Калико не отрываясь смотрел в Волшебный Бинокль:

- Вижу воинов из Угабу, все как один офицеры и у каждого - сабля. Вижу Косматого - он как раз выглядит совершенно безобидно. И еще ослика с большими ушами.

- Подумаешь! - фыркнул Руггедо, всем своим видом изображая полнейшее презрение. - Этот жалкий сброд мне не страшен. Дюжина моих Гномов разделается с ними в один миг.

- Я в этом не уверен, - сказал Калико. - С народом Угабу так просто не справишься. Принцесса Роз, наверное, Фея, а что до Многоцветки, то тебе прекрасно известно, что Гном не может причинить вреда дочери Радуги.

- Многоцветка! А что, она тоже с ними? - спросил Руггедо.

- Да, я ее узнал.

- Значит, они идут с недобрыми намерениями, - объявил Руггедо, злобно нахмурившись. - Сказать по правде, сюда никогда никто с добрыми намерениями и не приходит. Я всех ненавижу - и меня все ненавидят тоже!

- Чистая правда, - отозвался Калико.

- Но я не допущу, чтобы эти люди вторглись в мои владения. Где они сейчас находятся?

- В настоящий момент пробираются через Резиновую Страну, ваше величество.

- Отлично. Твои резиновые магнитные силки в порядке?

- Должны быть в порядке, - ответил Калико. - Если на то ваша королевская воля, можно немного позабавиться с этими незваными гостями.

- Вот именно, - подтвердил Руггедо. - Я их так проучу, что они никогда этого не забудут!

Ни сам Косматый, ни его товарищи даже и не догадывались, что находятся в Резиновой Стране. Они только заметили, что все вокруг окрашено в унылый серый цвет, а дорога мягко пружинит под ногами. Они и не подозревали, что все горы и деревья вокруг резиновые и что даже дорога, по которой они ступают, тоже сделана из резины.

Вскоре они подошли к ручью. Сверкая на солнце, поток исчезал в глубокой расщелине между скал и вырывался наружу по ту сторону горной гряды. Из воды там и сям торчали камни, и казалось, что ручей можно без труда перейти, прыгая с одного на другой.

Тик-Ток шагал впереди, за ним следовали офицеры и Королева Анна. Далее шли Бетси Боббин с Хенком, Многоцветка с Косматым, а позади всех Принцесса Роз с Книггзом. Увидев ручей и камни, механический человек не раздумывая ступил на тот, что был ближе всего. Результат был совершенно неожиданный. Сначала Тик-Ток погрузился в мягкую резину, потом она подбросила его, и он, взмыв высоко в воздух, несколько раз перекувырнулся на лету и приземлился на резиновый камень где-то далеко позади, за спиной у

всех остальных. Все это произошло так стремительно, что генерал Яблок даже не заметил, как Тик-Тока выбросило из резинового ручья. Он тоже ступил на первый камень (который, как вы понимаете, был подсоединен к резиновой магнитной проволоке Калико) и тут же стрелой взмыл в небо. Вслед за ним шел генерал Вафль, которого постигла та же участь. Остальные заметили, что тут что-то не так. Все согласились, что надо остановиться и пройти по тропинке назад: посмотреть, что там такое.

Там был Тик-Ток, которого перекидывало с одного резинового камня на другой, причем каждый раз он подскакивал чуть ниже, чем в предыдущий. Тут же обнаружился и генерал Яблок: взлетая и опускаясь, он постепенно удалялся, но в ином, чем Тик-Ток, направлении. Генерал Вафль начал приземляться на голову и, ударяясь о резиновый камень, так смялся, что его круглое тело больше напоминало мячик, нежели человека.

Озга сохраняла серьезность и в большом недоумении взирала на происходящее. Что до Королевы Анны, то, увидев, что ее офицеры скачут вверх и вниз самым неподобающим образом, она впала в ужасный гнев. Однако те, хоть и рады были бы выполнить ее приказ остановиться, при всем желании не могли этого сделать. Впрочем, через некоторое время им все же удалось перестать подпрыгивать, и, кое-как встав на ноги, они вернулись к своим братьям по оружию.

- Почему вы это делали? - спросила Анна. Она по-прежнему была в ярости.

- Не спрашивайте их почему, - озабоченно проговорил Косматый. - Я так и знал, что вы зададите этот неуместный вопрос. Причина ясная: камни - резиновые, а стало быть, они и не камни. Даже тропинка - не тропинка, а резина. Мы должны быть крайне осторожны, ваше величество, а то нас тоже начнет подкидывать, как ваших несчастных офицеров и Тик-Тока.

- Да, давайте будем осторожны, - сказал Книггз, которому не изменило благоразумие.

А вот Многоцветке захотелось на себе испытать упругость резины, и она пустилась в пляс. С каждым движением она подлетала все выше и выше, порхая, словно огромная бабочка. В очередной раз, когда ее подбросило еще сильнее, она перелетела через ручей и, мягко приземлившись на другом берегу, наконец перестала подпрыгивать.

- Здесь резины нет! - крикнула она своим друзьям. - Попробуйте перепрыгнуть через ручей, не ступая на камни.

Анна с офицерами не захотела идти на риск, зато Бетси сразу оценила выдумку Многоцветки и принялась подпрыгивать, взлетая почти так же высоко, как она. Потом она сделала большой прыжок, без труда перепорхнула через ручей и опустилась на землю возле дочери Радуги.

- Давай сюда, Хенк! - позвала девочка.

Ослик попытался сделать, что ему было велено, подпрыгнул как можно выше, попробовал было перескочить через ручей, но не рассчитал расстояния и плюхнулся в воду.

- И-а! - жалобно прокричал он, из последних сил выгребая к берегу. Девочка кинулась ему на помощь, и вскоре ослик целый и невредимый уже стоял на твердой земле. Только тут Бетси с удивлением обнаружила, что он совсем не промок.

- Эта вода - сухая, - объявила Многоцветка, сунув руку в ручей. - Во-

да падает обратно, а рука при этом остается совершенно сухой.

- Значит, можно пройти прямо по воде, - сказала Бетси.

Она крикнула Озге и Косматому, чтобы они пробирались вброд, не боясь промокнуть. Ручей совсем мелкий, добавила она. Друзья последовали ее совету и, стараясь не наступать на камни, без труда перешли на другой берег. Тут и остальные собрались с духом и тоже вошли в сухую воду. Через несколько минут вся компания оказалась на противоположном берегу и вновь пустилась в путь по тропинке, ведущей во владение Короля Гномов.

Заглянув в очередной раз в Волшебный Бинокль, Калико воскликнул:

- Скверные новости, ваше величество! Незваные гости выбрались из Резиновой Страны и быстро приближаются ко входу в ваши королевские пещеры.

Услышав это известие, Руггедо пришел в страшную ярость. Гнев его был так велик, что, вышагивая взад и вперед по своей пещере, украшенной бриллиантами, он несколько раз останавливался и бил Калико ногой по голени. Бедняга просто взвыл от боли. В конце концов король сказал:

- Теперь делать нечего. Придется бросить наглых пришельцев в Полую Трубу.

Калико подпрыгнул на месте и удивленно воззрился на своего хозяина.

- Но, ваше величество, - сказал он, - если вы сделаете это, Титити-Хучу будет очень недоволен.

- А мне все равно, - ответил Руггедо. - Титити-Хучу живет на другом конце света, и мне дела нет до его гнева.

Калико вздрогнул и издал легкий стон.

- Не забывайте о его могуществе, - умоляюще проговорил он. - Разве вы не помните? Когда вы последний раз швырнули людей в Полую Трубу, он предупредил, что отомстит вам, если только вы осмелитесь повторить это снова.

Металлический Монарх прохаживался взад и вперед в молчаливом раздумье.

- Надо выбрать меньшее из двух зол, - решил он. - Как ты думаешь, чего хотят эти наглецы?

- Велите Длинноухому Слухачу послушать их, - предложил Калико.

Руггедо понравилась эта идея.

- Доставить его немедленно, - приказал он.

Через несколько минут в пещеру вошел Гном с огромными ушами и низко поклонился Королю.

- Сюда приближаются чужеземцы, - сказал Руггедо. - Я хочу знать, что они замышляют. Внимательно послушай их разговоры и расскажи, зачем и почему они решили сюда явиться.

Гном снова поклонился и наставил уши, слегка покачивая ими вверх и вниз. Он стоял молча, весь обратившись в слух, а Король Гномов и Калико в нетерпении ждали. Наконец Длинноухий Слухач заговорил:

- Они идут сюда, потому что Косматый хочет освободить своего брата из плена, - сообщил он.

- Это Уродца, что ли? - воскликнул Руггедо. - Да пусть Косматый забирает своего безобразного брата, я не возражаю. Он жуткий лентяй и все время болтается под ногами. Где сейчас Уродец, Калико?

- Когда ваше величество в последний раз споткнулись о нашего пленника, вы велели мне отослать его в Металлический Лес, что я и сделал. Полагаю, он и теперь там.

- Прекрасно! Пришельцам придется попотеть, пока они найдут Металлический Лес, - сказал Король Гномов, злорадно ухмыляясь. - Я и сам-то его нахожу через раз. Я создал этот Лес, в нем каждое деревце сделано мною, и все из золота и серебра, чтобы драгоценные металлы были в целости и сохранности и люди не могли до них добраться. Скажи-ка, Слухач, это все или чужеземцам еще что-нибудь нужно?

- Нет, не все, - ответил Гном. - Армия Угабу собирается захватить все благородные металлы и драгоценные камни из вашего королевства. Королева Угабу и ее офицеры договорились разделить между собой добычу и унести все награбленное в свою страну.

Услышав это сообщение, Руггедо взревел от злости и принялся скакать по всему залу. Он вращал глазами, ухватил Слухача за длинные уши и стал их жестоко выкручивать. Калико принялся колотить Короля по пальцам скипетром, и Руггедо в конце концов выпустил уши Слухача - и тут же погнался за Гномом-Администратором вокруг трона.

Слухач воспользовался представившейся возможностью, выскользнул из пещеры и удрал. Устав гоняться за Калико, Король Гномов, тяжело дыша, рухнул на трон, но продолжал метать злобные взгляды на своего дерзкого подданного.

- Вы бы лучше поберегли силы для схватки с настоящим врагом, - сказал Калико. - Здесь начнется страшное побоище, лишь только прибудет армия Угабу.

- Им сюда не добраться, - заявил Король Гномов, все еще кашляя и задыхаясь. - Я сброшу их в Полую Трубу, всех до единого!

- А вы не боитесь Титити-Хучу? - спросил Калико.

- Плевать мне на негоНемедленно отправляйся к Главному Чародею, скажи, пусть повернет тропинку в сторону Полой Трубы и сделает входное отверстие в нее невидимым, чтобы они все туда попадали.

Калико ушел, качая головой, ибо он считал, что Руггедо совершает большую ошибку. Он разыскал Чародея, и тот повернул тропинку так, чтобы она вела прямиком в Полую Трубу, жерло которой он сделал невидимым.

Выполнив распоряжение повелителя, Калико пошел в свою комнату и сел писать себе рекомендательные письма, в которых утверждалось, что он честный человек, преданный слуга и скромный едок.

"Руггедо несомненно пришел конец. Могущественный Титити-Хучу не простит ему этой отчаянной дерзости, - рассуждал Калико, - так что скоро мне придется искать себе новое место, а когда ищешь работу, без рекомендательных писем не обойтись".