Read synchronized with  English 
Дороти и Волшебник в Стране Оз.  Л. Фрэнк Баум
Глава 9. СХВАТКА С НЕВИДИМЫМИ МЕДВЕДЯМИ
< Prev. Chapter  |  Next Chapter >
Font: 

Путники расселись вокруг стола тем более охотно, что все очень проголодались, а на тарелках как раз появились целые груды вкусной еды. У каждого прибора стояла тарелочка, на которой лежал один-единственный плод дама, источавший такой соблазнительный волшебный, сладкий аромат, что каждому хотелось тут же съесть его и стать невидимым.

Но Дороти предпочла удовлетворить свой голод другими угощениями, и остальные тоже последовали ее примеру, изо всех сил борясь с искушением.

- Почему вы не едите плод дама? - спросил женский голос.

- Мы не хотим становиться невидимыми, - ответила девочка.

- Но тогда медведи увидят вас и съедят, - сказал детский голос. - Мы, жители Долины Во, предпочитаем быть невидимками. Обнимать и целовать друг друга мы можем и так, зато медведей зачем бояться.

- И с одеждой возни меньше, - заметил мужчина.

- И мама никогда не угадает, грязное у меня лицо или нет! - добавил второй детский голосок.

- Потому я и посылаю тебя умываться всякий раз, как вспомню об этом, - пояснила мать. - На всякий случай считаю, что грязное.

Дороти засмеялась и вытянула вперед обе руки.

- Подойдите-ка сюда, пожалуйста, - ты и твоя сестричка, - попросила она. - Можно, я до вас дотронусь?

Дети охотно подошли ближе, и Дороти провела руками по их лицам и одежде. Перед ней стояла девочка примерно ее возраста и мальчик немного помладше. У девочки волосы были пушистые и мягкие, а кожа гладкая, как шелк. Дороти легонько коснулась ее носика, ушей и губ, которые, похоже, были очень изящны.

- Ты, наверное, очень красива, жаль, что невидима, - сказала она.

Девочка рассмеялась, а ее мать добавила:

- Мы здесь, в Долине Во, не тщеславны и в своих ближних ценим не красоту, а доброту и вежливость. А красотой природы, цветов и деревьев, зеленых полей и голубого неба любоваться может всякий.

- А у вас водятся птицы и рыбы? - поинтересовался Зеб.

- Здешние птицы невидимы, ведь они, как и мы, любят плоды дама, зато пением их можно наслаждаться свободно. Медведи тоже невидимы, потому что и они лакомятся чудесным плодом. Зато рыб, плавающих в ручьях, не увидит только слепой, и мы часто ловим их себе в пищу.

- Вашему счастью, невидимки, можно только позавидовать, - вздохнул Оз. - Но мы, хоть и попали в вашу долину, предпочли бы все же остаться видимыми.

Тут в комнату вошел Эврика, который до сих пор бродил вместе с Джимом вокруг дома, и при виде накрытого стола вскричал:

- Ты должна сейчас же покормить меня, Дороти, я умираю от голода!

Дети-невидимки испугались было маленького зверька, напомнившего им о медведях, но Дороти их успокоила, объяснив, что Эврика - ее любимец, который не мог бы причинить им вреда, даже если бы захотел. Поскольку все прочие к этому времени уже встали из-за стола, котенок вскочил на стул и передними лапками влез на скатерть, прикидывая, чего бы ему поесть. Каково же было его изумление, когда невидимая рука схватила его за шкирку и подняла в воздух. Эврика в ужасе попытался пустить в ход когти и зубы, но в следующую же секунду плюхнулся на пол.

- Что тут происходит, Дороти? - завопил он.

- Видишь ли, милый, - отвечала девочка, - в этом доме есть хозяева, пусть и невидимые. И тебе следовало бы быть повежливее, Эврика, не то приключится что-нибудь похуже.

Она поставила миску с угощением для котенка на пол, и тот жадно принялся за еду.

Очистив и облизав миску, он попросил:

- Дай-ка мне еще вон тот ароматный плод со стола.

- Это плод дама, - объяснила Дороти, - и я запрещаю тебе его пробовать, Эврика, не то ты станешь невидимым и потеряешься.

Котенок облизнулся, глядя на запретный плод.

- А разве больно стать невидимым?

- Не знаю, - ответила Дороти, - но мне будет очень больно тебя потерять.

- Так и быть, я к нему не притронусь, - решил котенок, - но ты лучше спрячь его с глаз долой, а то уж очень он соблазнительно пахнет.

- Не знаете ли вы, сэр или мадам, - начал Волшебник, обращаясь в воздух, ибо не мог знать наверное, где находятся невидимые хозяева, - какой-нибудь путь из вашей чудной долины обратно на поверхность Земли?

- Выйти из долины очень просто, - ответил мужской голос, - но для этого придется пересечь страну гораздо менее приятную, чем наша. Лично мне не приходилось слышать, чтобы кто-нибудь выбирался на поверхность Земли. Боюсь, даже если вам удастся это сделать, вы на ней не удержитесь.

- О, не беспокойтесь, - сказала Дороти, - мы как раз оттуда родом, и те места нам хорошо знакомы.

- Долина Во, что и говорить, очаровательное местечко, - продолжал Волшебник, - но мы все равно хотим домой, и никакая опасность нас не остановит.

- В таком случае, - стал объяснять человек, - вам надо пересечь долину и подняться вверх по спиральной лестнице, той, что внутри Пирамидальной Горы. Перевалив через гору - а она уходит за облака, - вы окажетесь в ужасной Стране Ничевогов, населенной Гаргойлями.

- А кто такие Гаргойли? - спросил Зеб.

- Увы, не знаю. Наш самый могучий Богатырь вскарабкался однажды по спиральной лестнице и бился с Гаргойлями девять дней и девять ночей. В конце концов он еле унес от них ноги. Он был настолько потрясен, что не мог даже двух слов сказать об этих ужасных существах, а вскоре его поймал и съел медведь.

Путешественников этот мрачный рассказ мало порадовал, и тем не менее Дороти сказала со вздохом:

- Если домой нельзя попасть иначе, как познакомившись с Гаргойлями, что ж, придется с ними знакомиться. Уж наверное они не страшнее Злой Волшебницы Запада или Короля Гномов.

- Но тогда тебе помогли победить врагов славные помощники - Страшила и Железный Дровосек, - напомнил ей Волшебник. - В нашей компании, моя милая, нет ни одного воина.

- Думаю, Зеб, если захочет, может здорово драться. Не так ли, Зеб? - обратилась к нему Дороти.

- Пожалуй, если придется, - ответил Зеб с некоторым, правда, сомнением.

- К тому же у нас есть сабля, которая разрубила пополам овощного Колдуна, - сказала девочка.

- В моем чемоданчике найдется и еще кое-что полезное в бою, - кивнул Оз.

- Больше всего Гаргойли боятся шума, - сообщил голос невидимого хозяина. - Богатырь, бывало, рассказывал мне, что стоило ему издать боевой клич, как эти существа отступали, трясясь от страха, и больше уже в драку не лезли. Но их там великое множество. Даже у Богатыря не хватало духу кричать все время, потому что ведь надо было еще и драться.

- Очень хорошо, - приободрился Волшебник. - Кричать-то мы умеем не в пример лучше, чем драться, так что скорее всего с Гаргойлями справимся.

- Но позвольте, - спросила вдруг Дороти, - как же так случилось, что вашего главного Богатыря съели медведи? И потом, если он был невидим и медведи тоже невидимы, откуда вы узнали, что он съеден?

- В свое время Богатырь убил не менее одиннадцати медведей. Мы это знаем точно, потому что, когда кто-либо в нашей стране умирает, чары плода дама рассеиваются и мертвое тело становится видимым. Каждый раз, когда Богатырь убивал медведя, на всеобщее обозрение выставлялась медвежья туша. Когда же он сам пал их жертвой, мы обнаружили его останки, но вскоре, увы, и они исчезли в ненасытных медвежьих утробах.

Настала пора прощаться с добрыми невидимыми обитателями домика. Разузнав у хозяина дорогу к Пирамидальной Горе, видневшейся на противоположном конце долины, друзья возобновили свое путешествие.

Следуя по берегу широкого ручья, они миновали еще несколько домиков, даже еще более нарядных, чем первый, но, разумеется, никого не видели, и с ними тоже никто не заговаривал. Вокруг в изобилии росли цветы и фрукты, а также плоды дама, любимое лакомство обитателей Долины Во.

Около полудня, желая дать Джиму передохнуть, путешественники остановились в тени чудесного сада, где сами вознамерились подкрепиться вишнями и сливами, но тут неожиданно совсем рядом тихий голос произнес:

- Будьте осторожны, неподалеку бродят медведи.

Волшебник тут же схватился за саблю, Зеб за кнут, Дороти запрыгнула в коляску, хотя Джим был распряжен и мирно пасся в сторонке. Невидимка тихонько рассмеялась:

- Так вы от медведей не спасетесь.

- А как же нам спастись? - взволнованно спросила Дороти. Воистину невидимая опасность - самая страшная.

- Нужно сойти к реке, - ответил голос. - В воду медведи лезть побоятся.

- А вдруг мы сами утонем! - воскликнула девочка.

- Зачем же вам тонуть? - удивился все тот же голос, принадлежавший, судя по всему, юной девушке. - Вы, как я погляжу, не местные и не знаете нашей жизни. Ну ничего, я постараюсь вам помочь.

В следующее мгновение из земли с корнем выдернулось широколистное растение и повисло в воздухе перед Волшебником.

- Потрите этими листьями подошвы ваших ног, и вы сможете ходить по воде, как посуху. Медведи этого секрета не знают, и мы, обитатели Долины Во, обычно с его помощью путешествуем по воде, не опасаясь врагов.

- Спасибо тебе! - радостно вскричал Волшебник и тут же потер зеленым листком носки туфелек Дороти, а также собственных башмаков. Девочка сорвала еще один лист и потерла им лапки котенку, а стебель растения с оставшимися на нем листьями передала Зебу, который обтер сначала собственные ноги, а потом все четыре Джимовы копыта и четыре колеса экипажа. Едва с этим было покончено, как неподалеку вдруг раздался страшный рев, и лошадь в панике начала скакать и брыкаться.

- Быстрее! К воде, или вы пропали! - закричала их невидимая подружка, и, не колеблясь ни минуты. Волшебник сам впрягся в коляску, в которой сидела Дороти с Эврикой на руках, и потащил ее прямо в воду. И точно они не утонули. Благодаря чудесной силе неведомого растения они свободно передвигались по поверхности воды и скоро оказались на середине реки. А Волшебник бросился к берегу выручать Зеба и Джима.

Конь бешено лягался и брыкался, на боках его открылись две или три глубокие раны, из которых потоками текла кровь.

- Скачи к реке! - завопил Волшебник. Одним яростным усилием Джим вырвался из лап невидимых хищников и в несколько прыжков достиг воды. На поверхности реки он был в полной безопасности. Зеб в это время уже бежал по волнам навстречу Дороти.

Волшебник готов был последовать за ними, но вдруг почувствовал на щеке чье-то горячее дыхание и совсем рядом услышал угрожающий рев. Он принялся что было сил тыкать в воздух саблей и, кажется, в кого-то попал, потому что с лезвия закапала кровь. Он нанес еще удар, и тут раздался глухой рык, звук падающего тела, и у его ног неожиданно оказался огромный рыжий медведь, величиной почти с лошадь, могучий и страшный. Зверь, безусловно, был уже мертв, но, глянув на его острые когти и клыки, Волшебник в ужасе бросился бежать к воде, тем более что угрожающее рычание говорило о близости других медведей.

К счастью, на воде путешественникам нечего было бояться. Дороти в коляске медленно скользила по течению, остальные вскоре нагнали ее. Волшебник открыл свою сумку, достал из нее пластырь и заклеил Джиму раны, нанесенные медвежьими когтями.

- Я думаю, нам лучше теперь держаться реки, - сказала Дороти. - Если бы милая невидимка не предупредила нас, не помогла советом, нас сейчас уже не было бы в живых.

- Правда, - согласился Волшебник, - а поскольку река, похоже, течет в сторону Пирамидальной Горы, лучшего способа путешествовать просто не придумаешь.

Зеб снова впряг Джима в коляску, и конь потрусил вдоль по речке. Котенок сначала страшно боялся воды, но вскоре привык Дороти спустила его вниз, и Эврика без всякого страха семенил рядом с коляской. Однажды мелкая рыбешка подплыла совсем близко к поверхности, и котенок в мгновение ока схватил ее зубами и съел. Но Дороти предупредила его, что в этой стране чудес следует быть осторожным и не есть все подряд К тому же другие рыбы оказались умнее и не подплывали близко.

Пропутешествовав таким образом несколько часов, они добрались до места, где река делала крутой поворот. Отсюда до подножия Пирамидальной Горы оставалось совсем немного Дома в этих местах стояли редко, садов и цветников было мало, поэтому наши друзья не без основания опасались новых встреч с медведями, которых теперь боялись не на шутку.

- Ну, Джим, на тебя вся надежда, - сказал Волшебник - Скачи во весь опор, лети как стрела.

- Постараюсь, - ответил конь, - но вы должны иметь в виду, что я стар и уж не помню, когда в последний раз участвовал в скачках.

Трое друзей забрались в коляску, и Зеб разобрал поводья. Впрочем, Джима не нужно было погонять. Конь все еще чувствовал боль от ран, нанесенных когтями невидимых медведей, и страх перед новой встречей со страшными зверями подстегивал его не хуже кнута Он рванул с места таким стремительным галопом, что у Дороти перехватило дыхание.

А тут еще Зеб из озорства заревел, подражая медведю, и Джим почти что полетел по воздуху. Его костлявые ноги мелькали так быстро, что их невозможно было разглядеть.

- Эгей! - кричал изо всей мочи Волшебник, вцепившись обеими руками в сиденье.

- Он... кажется... думает, что он убегает от медведя, - еле выдохнула Дороти.

- И пускай себе думает, - шепнул Зеб - Нас так и впрямь никакой медведь не догонит, лишь бы только упряжь да коляска выдержали.

Джим никогда не был скороходом, а тут не успели они оглянуться, как уже доскакали до подножия горы и остановились, да так неожиданно, что Волшебник с Зебом перелетели через спину коня, шлепнулись и покатились кувырком по мягкой траве. С Дороти случилось бы то же самое, если бы она не держалась крепко за железные поручни сиденья. Зато она так сильно сжала при этом котенка, что тот заверещал жалобно и плаксиво. А старый конь как-то подозрительно зафыркал, и девочка даже подумала, уж не смеется ли он над ними.