Read synchronized with  English 
Чудесная Страна Оз.  Л. Фрэнк Баум
Глава 6. ТЫКВОГОЛОВЫЙ ДЖЕК ВЪЕЗЖАЕТ В ИЗУМРУДНЫЙ ГОРОД
< Prev. Chapter  |  Next Chapter >
Font: 

На рассвете Тыквоголовый разбудил Типа. Тип протер глаза, умылся в ручейке и съел кусок хлеба с сыром. Изготовившись таким образом к походу, мальчик сказал:

- Теперь - в путь! До Изумрудного Города девять миль, и, если ничего не случится, мы будем там в полдень.

Тыквоголовый опять сел верхом на Коня, и путешествие возобновилось.

Тип обратил внимание, что фиолетовый цвет травы и деревьев заметно поблек, стал бледно-лиловым, и чем ближе они подходили к Изумрудному Городу, тем явственнее проступали в нем зеленые оттенки.

Маленькая компания дружно шагала вперед, но не успели они пройти и двух миль, как дорога из желтого кирпича оборвалась - путь преградила широкая и быстрая река. Тип стал прикидывать, как бы ее пересечь, и вдруг заметил паром, направлявшийся прямехонько к их берегу, а на нем какого-то человека.

Когда паром пристал. Тип обратился к его хозяину с вежливой просьбой:

- Не будете ли вы так добры перевезти нас на ту сторону?

- За деньги - перевезу, - отвечал паромщик, на вид сердитый и неприветливый.

- Но у меня нет денег, - растерялся Тип.

- Совсем? - уточнил его собеседник.

- Совсем, - развел руками мальчик.

- Тогда зачем мне надрываться - везти тебя на тот берег? - спросил паромщик.

Тут в беседу неожиданно вступил Тыквоголовый.

- Счастлив с вами познакомиться, - затараторил он с радостной улыбкой. - Вы просто на редкость милый человек!

Паромщик смерил его недоуменным, презрительным взглядом, однако ничего не сказал. Тип совсем пригорюнился: похоже было, что их путешествие закончилось, едва начавшись.

- Но мне очень нужно в Изумрудный Город, - сказал он паромщику, - а без вашей помощи через реку не перебраться.

Человек засмеялся, и смех его был недобрым.

- Эти твои козлы, вообразившие себя конем, поплывут, как бревно, - сказал он, - а верхом на бревне переплыть реку ничего не стоит Что до тыквоголового недотепы, который тебе прислуживает, то он если и потонет - беда невелика.

- Обо мне не волнуйтесь, - попросил Джек, мило улыбаясь ворчливому паромщику, - я лично уверен, что выплыву.

Тип прикинул и решил попробовать. Конь не возражал: он просто не знал по неопытности, что такое опасность. Мальчик завел его в воду и сел верхом. Джек тоже зашел в воду и ухватился за конский хвост. Теперь над водой была видна лишь его голова-тыква.

- А ну-ка, - обратился Тип к Коню, стараясь говорить внятно и доходчиво, - начинай изо всех сил болтать ногами. Глядишь, с твоей помощью мы переберемся на другой берег.

Конь принялся перебирать ногами, загребая воду, как веслами, и медленно повлек путешественников через реку на противоположную сторону. Скоро они уже выбрались на траву, мокрые, но очень довольные.

Конь плыл так аккуратно, что у Типа вымокли лишь башмаки и штаны до колен. Тыквоголовый же, само собой разумеется, промок до нитки.

- На солнышке мы быстро обсохнем, - успокоил его Тип. - Главное, что мы благополучно перебрались через реку, даже и без помощи паромщика, а значит, можем теперь продолжить наше путешествие.

- Мне понравилось плавать, - заметил Конь.

- И мне, - добавил Джек.

Вскоре они вновь вышли на дорогу из желтого кирпича, и Тип опять усадил Тыквоголового верхом.

- Если скакать быстро, - посоветовал он, - одежда высохнет на ветру вмиг. Я могу бежать позади, держась за хвост Коня. Так мы все трое и обсохнем.

- Тогда пусть Конь прибавит шагу, - предложил Джек.

- Рад стараться, - бодро отозвался Конь.

Тип ухватился за конец ветки, служившей тому хвостом, и громко скомандовал: "Но!"

Конь резко зашагал вперед. Тип - за ним, сзади. Вскоре он решил, что они могли бы двигаться еще быстрее, и крикнул: "Пшел!"

Конь уже знал, что это слово означает приказ бежать как можно быстрее, и бросился вскачь, да так, что Тип, поспешая за ним, еле успевал перебирать ногами. Он мчался, как не бегал никогда в жизни, и скоро так запыхался, что не мог даже крикнуть "Тпру!". А тут еще кончик хвоста, за который он держался - ведь это была всего лишь сухая ветка, - вдруг оторвался, и мальчик покатился кубарем в дорожную пыль. Конь с тыквоголовым наездником продолжали нестись вперед и скоро совсем исчезли из виду.

Когда Тип через некоторое время поднялся наконец и откашлялся, он уже без труда мог крикнуть "Тпру!", но кричать было некому.

Самое разумное в таком положении - присесть и отдохнуть, что он и сделал. Потом поднялся и тронулся дальше.

- Рано или поздно я их обязательно догоню, - решил про себя Тип, - дорога ведет к воротам Изумрудного Города, и мимо им никак не проехать.

Конь между тем лихо скакал вперед, Джек - на нем, вцепившись в упор обеими руками. Ни тот, ни другой даже не подозревали, что Тип отстал, ведь Тыквоголовый боялся оглянуться, а Конь оглянуться и вовсе не мог.

На скаку Тыквоголовый успел заметить, что трава и деревья сильно позеленели, и по этому догадался, что они приближаются к Изумрудному Городу, еще прежде, чем увидел его высокие купола и шпили.

Вдруг прямо перед ними возникла высокая стена, сложенная из зеленого камня и густо усеянная изумрудами. Конь и не подумал остановиться (он этого просто пока не умел), и не миновать бы им беды, да, к счастью, Джек в последний миг завопил что есть мочи: "Тпру!"

Конь остановился так неожиданно, что, не держись Джек за распорку, он, конечно, кувыркнулся бы через голову, а возможно, остался бы совсем без головы.

- Вот это была скачка, дорогой папаша! - воскликнул он; не слыша ответа, оглянулся и тут только обнаружил, что Тип исчез.

Это обстоятельство сильно озадачило и обеспокоило Тыквоголового. Пока он сокрушался о мальчишке и соображал, что ему делать дальше, ворота в зеленой стене открылись, и из них вышел человек.

Это был толстенький коротышка с круглым и добродушным лицом. Одет он был во все зеленое, на голове - высокая остроконечная шляпа, на глазах - зеленые очки. Он поклонился Тыквоголовому и сказал:

- Я - Страж Ворот Изумрудного Города. Позвольте осведомиться, кто вы такой и чем занимаетесь?

- Меня зовут Тыквоголовый Джек, - ответил тот улыбаясь, - а чем я занимаюсь - мне пока и самому неведомо.

Страж Городских Ворот очень удивился и покачал головой, явно неудовлетворенный ответом.

- Так кто же вы все-таки: человек или тыква? - переспросил он вежливо.

- Или то или другое - уж как вам будет угодно, - любезно отвечал Джек.

- А этот деревянный конь - неужели живой? - снова спросил Страж.

Конь покосился на него круглым глазом, а другим хитро подмигнул Джеку. Потом весьма грациозно взбрыкнул и, как бы случайно, наступил копытом Стражу на ногу.

- Ой! - воскликнул тот. - Прошу прощения за вопрос. Ответ очень убедителен. У вас, наверное, есть какое-нибудь дело в Изумрудном Городе?

- Кажется, есть, - отвечал Тыквоголовый очень серьезно, - только какое, я не знаю. Все знает папаша, но его-то здесь как раз и нет.

- Странно, очень странно! - почесал в затылке Страж. - Впрочем, на вид вы вполне безобидны. Разве мог бы злодей так чудесно улыбаться?

- А я по-другому не умею, - сказал Джек. - Ведь улыбка вырезана на моем лице перочинным ножом.

- Ну ладно, пойдемте ко мне, - заключил Страж, - а там что-нибудь придумаем.

И Джек въехал верхом на Коне сначала в ворота, а потом в сторожку, устроенную в городской стене. Страж дернул за шнурок звонка, и тотчас же из другой двери появился очень высокий солдат, одетый во все зеленое. На плече он нес зеленое ружье, лицо его украшали роскошные зеленые бакенбарды необыкновенной длины.

Страж обратился к нему:

- Вот странник, который не знает, зачем он прибыл в Изумрудный Город и что ему здесь нужно. Как нам с ним быть? Посоветуй.

Солдат с Зелеными Бакенбардами оглядел с любопытством Джека, потом энергично тряхнул головой, так что бакенбарды разлетелись в разные стороны пушистой волной, и сказал:

- Надо бы странника отвести к его величеству Страшиле.

- А зачем он, собственно, его величеству Страшиле? Да и ему что за дело до его величества? - спросил Страж Ворот.

- Это уж пусть думает его величество, - отвечал Солдат, - или вдвоем пусть что-нибудь сообразят. А у меня своих дел по горло. Так что надень-ка на этого парня очки, и я отведу его прямиком в королевский дворец.

Страж открыл большую коробку, в которой лежало множество очков, и стал подбирать для Джека подходящую пару.

- Боюсь, у меня ничего для тебя не найдется, - вздохнул он наконец. - Голова уж очень большая, придется очки сзади связать веревочкой.

- А зачем мне вообще очки? - спросил Джек.

- Это у нас в Изумрудном Городе такой обычай, - объяснил Солдат. - Без них ты можешь ослепнуть от блеска и сверкания драгоценных камней.

- Вот как! - воскликнул Джек. - Тогда наденьте на меня скорее очки, я не хочу ослепнуть!

- И я не хочу, - вмешался Конь, и еще одна пара зеленых очков была извлечена из коробки и водружена на выпяченные сучки, служившие ему глазами.

Затем Солдат с Зелеными Бакенбардами провел их сквозь внутренние ворота, и они оказались на блистающей великолепием главной улице Изумрудного Города.

Драгоценные камни, переливающиеся всеми оттенками зеленого цвета, украшали фасады домов, крыши и башни. Даже тротуар был из зеленого мрамора, что должно было производить неотразимое впечатление, особенно на того, кто видел это впервые.

Однако Тыквоголовый и Конь мало смыслили в красоте и еще меньше в богатстве, а потому довольно равнодушно отнеслись к чудесному зрелищу, открывшемуся им сквозь зеленые очки. Они чинно следовали за зеленым воином сквозь толпы любопытных зевак. Какой-то зеленый пес выскочил было на них с лаем. Но Конь, недолго думая, лягнул его деревянной ногой, и пес с воем убрался назад в свою подворотню. Никаких более серьезных происшествий по дороге к дворцу не случилось.

Тыквоголовый хотел было въехать верхом по зеленым мраморным ступеням дворца прямо в покои Страшилы, но Солдат воспротивился. Джеку пришлось спешиться и отдать Коня на попечение слуги, после чего в сопровождении Солдата с Зелеными Бакенбардами он вступил во дворец через парадный вход.

Оставив чужестранца в богатой приемной. Солдат пошел о нем доложить. Его величество был в этот час свободен и скучал без дела, поэтому посетителя велено было немедля провести в тронный зал.

Непонятливый Джек не испытывал ни страха, ни робости при мысли о том, что ему предстоит встреча с правителем столь великолепного города. Но когда он вошел в зал и увидел его величество Страшилу на сверкающем алмазами троне, он замер в совершеннейшем изумлении.