Read synchronized with  English 
Чудесная Страна Оз.  Л. Фрэнк Баум
Глава 2. ЧУДЕСНЫЙ ПОРОШОК
< Prev. Chapter  |  Next Chapter >
Font: 

Хорошенько поразмыслив. Тип решил, что лучше всего будет поставить Джека на повороте дороги, недалеко от дома. Он поволок деревянного человека туда, но путь оказался неблизким, а Джек был громоздкий и тяжелый. Помучившись с ним какое-то время. Тип решил действовать иначе. Он поставил Джека на ноги и стал двигать их попеременно вперед, одновременно подталкивая пугало сзади. Таким образом они добрались в конце концов до нужного места. По дороге Джек то и дело падал. Типу пришлось нелегко, но, во-первых, он любил озорничать, а во-вторых, ему ужасно хотелось посмотреть, что же выйдет из его затеи, - и это придавало ему силы.

- Джек у меня молодец, держится отлично! - сказал он сам себе, утирая пот. И тут же заметил, что пугало осталось без левой руки: пришлось возвращаться и искать ее на дороге, а потом еще заново выстругивать деревянный стержень для плечевого сустава. После починки рука держалась лучше прежнего. Тип заметил еще, что голова Джека повернулась задом наперед, но и эту беду он поправил вмиг Наконец пугало встало на дороге лицом в ту сторону, откуда должна была появиться старая Момби. С виду оно было настолько похоже на человека - какого-нибудь местного фермера, - но в то же время выглядело так странно, что застигнутый врасплох прохожий не мог не испугаться.

До возвращения старухи оставалось еще немало времени, и Тип отправился в низину за домом собирать орехи.

Но на этот раз старая Момби вернулась раньше обычного. У Кривого Колдуна, который жил на высокой горе, ей удалось выторговать несколько важных колдовских секретов. Заполучив таким образом три новеньких заклинания, четыре волшебных порошка и кое-какие травки, обладающие чудодейственной силой, она торопилась домой, чтобы испытать свои приобретения в деле.

Момби так задумалась, что, заметив на повороте дороги какого-то человека, кивнула ему, почти не глядя, и буркнула:

- Добрый вечер.

Человек, однако, молчал и не шевелился. Внимательно приглядевшись, она заметила, что вместо головы у него тыква, над которой основательно потрудился перочинный ножик Типа.

- Э-ге! - только и смогла произнести Момби, задохнувшись от возмущения. - Опять эти фокусы негодного мальчишки! Ну ладно же. Ла-адно. Я тебе задам трепку, я тебе покажу, как меня пугать!

В гневе она замахнулась клюкой на весело улыбающуюся тыкву, но внезапно в голову ей пришла мысль, и поднятая клюка застыла в воздухе.

- Да это же отличный случай испытать новый порошок! - воскликнула она - Сразу узнаем, добротный ли товар продал Кривой Колдун или надул меня так же ловко, как я его.

С этими словами она поставила на землю свою корзинку и стала в ней рыться в поисках только что приобретенного драгоценного порошка.

Тем временем Тип, набив карманы орехами, вернулся к дороге и обнаружил, что старуха стоит рядом с пугалом, но вид у нее ни капельки не испуганный.

В первый момент он был сильно разочарован, однако ему захотелось узнать, что же Момби будет делать дальше. Он спрятался за изгородью, где она не могла его заметить, и приготовился наблюдать.

Порывшись еще немного, старуха вынула из корзины перечницу, судя по виду, далеко не новую - поверх полустертой надписи "Перец" рукою колдуна было жирно выведено: "Оживительный порошок".

- Наконец! - радостно вскричала Момби. - Теперь посмотрим, как он действует. Колдун, скупердяй, отсыпал совсем немного, но на две-три порции, думаю, должно хватить.

Тип, конечно, ничего не понял из этих ее слов.

Зато он углядел, как Момби подняла руку и потрясла перечницей над тыквой, в точности как перчат печеную картошку. При этом порошок рассыпался по голове Джека, попал и на его рубашку, и на розовый жилет, и на бордовые штаны, и даже на сношенные залатанные башмаки.

Сунув перечницу обратно в корзину, Момби подняла левую руку вверх, оттопырила мизинец и сказала:

- Вaу!

Потом подняла вверх правую руку, оттопырила большой палец и сказала:

- Тау!

Потом подняла обе руки, растопырив все пальцы как можно шире, и громко крикнула:

- Пау!

Тыквоголовый Джек при этом сделал шаг назад и сказал укоризненно:

- Чего это вы так вопите? Я же не глухой!

Старая Момби даже подпрыгнула от радости.

- Он ожил! - завизжала она. - Ожил! Ожил!

Она подбросила клюку в воздух, потом поймала ее, потом обхватила сама себя за плечи и попыталась сплясать джигу, и все это время весело припевала:

- Он ожил, ожил, ожил!

Можете себе представить, что думал и чувствовал Тип, наблюдая такое.

Вначале он очень испугался и хотел даже бежать без оглядки прочь, но не смог - ноги его не слушались, дрожали и подгибались. Потом он тоже обрадовался, что Джек ожил: глядя на эту забавную физиономию, невозможно было удержаться от смеха. Оправившись от испуга. Тип рассмеялся и смеялся так громко, что Момби его услышала, - она быстро подковыляла к изгороди, схватила Типа за шиворот и вытащила на дорогу.

- Ты вредный, лживый и дурной мальчишка! - вопила она в ярости. - Я тебе покажу, как за мной подглядывать и надо мной смеяться!

- Я не смеялся над тобой, - оправдывался Тип, пытаясь вырваться, - я смеялся над Тыквоголовым. Ты только полюбуйся на него! Разве не хорош?!

- Я надеюсь, вы не хотите сказать ничего дурного по поводу моей внешности, - сказал Джек чрезвычайно серьезно, продолжая при этом весело улыбаться, что само по себе было так смешно, что Тип опять расхохотался.

Даже Момби стала с любопытством присматриваться к оживленному ею существу, а присмотревшись, спросила:

- Что ты знаешь?

- Трудно пока сказать, - ответил Джек. - Мне кажется, что я знаю ужасно много, можно ли знать больше - это для меня пока вопрос. Мне как раз предстоит выяснить, то ли я очень мудр, то ли очень глуп.

- Да, с этим надо разобраться, - задумчиво сказала Момби.

- А что ты с ним собираешься делать - с живым? - поинтересовался Тип.

- Посмотрим, - ответила Момби. - Надо, однако, идти домой - темнеет. Помоги-ка Тыквоголовому.

- Ах, не беспокойтесь обо мне, - сказал Джек. - Ходить я могу не хуже вас. У меня же есть ноги, к тому же на шарнирах.

- На шарнирах? - переспросила она, повернувшись к Типу.

- Конечно, я сам их сделал, - с гордостью отвечал мальчик.

Втроем они направились к дому. Но, зайдя во двор фермы, старая Момби велела Тыквоголовому отправляться в коровник, там завела его в пустое стойло, а дверь снаружи заперла на засов.

- Сперва займемся тобой, - сказала она Типу, и голос ее не предвещал ничего хорошего.

Мальчик встревожился. Он знал, что Момби злопамятна и от нее можно ожидать любых пакостей.

Они вошли в дом - круглый с куполообразной крышей, как все фермерские постройки в Стране Оз.

Момби велела Типу зажечь свечу, затем спрятала свою корзинку в шкаф, плащ повесила на вешалку. Тип послушно выполнил все, что она приказывала: по правде говоря, он был сильно испуган.

Пока Тип разводил огонь в очаге, Момби уселась ужинать. Наконец огонь весело затрещал, тогда мальчик подошел к старухе и попросил немного хлеба и сыру. Момби ничего ему не дала.

- Я же голоден! - обиженно захныкал Тип.

- Недолго тебе голодать, - зловеще пробурчала Момби.

Такие речи мальчику уж совсем не понравились, в них звучала угроза. Но тут он вспомнил, что в карманах у него есть орехи, и, чтобы заглушить голод, расколол и съел несколько штук. Старуха тем временем встала, отряхнула крошки с передника и повесила над огнем маленький черный котелок.

Отмерив равные части молока и уксуса, она налила в него и то, и другое, затем достала множество кульков с сушеными травами и порошками и стала бросать в котелок понемногу из каждого. Время от времени она подходила к свече и, низко склонившись над пожелтевшим листком бумаги, вычитывала рецепт изготовляемого зелья.

Тип смотрел на все это, и тревога его росла.

- Для кого ты это готовишь? - спросил он.

- Для тебя, - буркнула Момби.

Тип повернулся на табурете и внимательно посмотрел на котелок, который начинал закипать, потом перевел взгляд на морщинистое безжалостное лицо старой ведьмы. В этот момент он предпочел бы очутиться где угодно, только не в этой темной и дымной кухне, где даже тени на стене внушали ужас. Так прошел целый час, тишина нарушалась лишь бульканьем в котелке да шипением пламени.

Наконец Тип отважился заговорить вновь.

- Я что же, должен выпить это твое зелье? - спросил он, кивая на котелок.

- Да, - отрезала Момби.

- И что со мной будет? - робко поинтересовался Тип.

- Если все приготовлено как надо, - отвечала Момби, - ты превратишься в мраморную статую!

Тип застонал от ужаса и вытер рукавом мгновенно выступившую на лбу испарину.

- Но я не хочу быть мраморной статуей! - вскричал он.

- Зато я этого хочу, - сурово сказала старуха. - Твои желания значения не имеют.

- Но зачем тебе превращать меня в мраморную статую? Ведь на тебя некому будет работать, - спросил Тип, еще не оставляя надежды отговорить старуху от злого дела.

- Работать будет Тыквоголовый, - заявила Момби.

Тип снова застонал.

- Почему бы тебе не превратить меня хотя бы в барашка или в цыпленка? - спросил он в отчаянии - Зачем тебе мраморная статуя?

- А затем! - отвечала Момби. - Весной я разобью цветник, а тебя поставлю посреди клумбы для украшения. Удивительно, что это не пришло мне в голову раньше. Сколько лет я терпела твои фокусы!

При этих словах Тип почувствовал, как капельки пота стекают у него по спине, но продолжал сидеть, не шевелясь и не сводя глаз с котелка.

- Может быть, зелье не подействует, - пробормотал он еле слышно, сам не очень веря в свои слова.

- Думаю, подействует, - бодро отвечала Момби. - Тут я редко ошибаюсь.

Снова наступила полная тишина, и тянулась она долго, потом Момби наконец встала, чтобы снять котелок с огня. Время было около полуночи.

- Пить надо, когда остынет, - сказала ведьма (несмотря на все запреты, она была все-таки настоящей ведьмой). - Нам обоим сейчас пора спать; а с утра на свежую голову я превращу тебя в мраморную статую.

И она заковыляла к себе в комнату, унося дымящийся котелок. Вскоре Тип услышал, как дверь хлопнула и загремел засов.

Вопреки приказу мальчик не пошел спать, а продолжал сидеть у очага, глядя на догорающие угли.