Read synchronized with  English 
Чудесная Страна Оз.  Л. Фрэнк Баум
Глава 23. ПРИНЦЕССА ОЗМА ИЗ СТРАНЫ О3
< Prev. Chapter  |  Next Chapter >
Font: 

- Ты моя пленница, сопротивляться бесполезно, - произнесла Глинда своим нежным мелодичным голосом. - Можешь полежать, отдохнуть немного, а потом я отвезу тебя в свой лагерь.

- Чего ты от меня хочешь? - прохрипела Момби, все еще с трудом переводя дыхание. - Что я тебе сделала?

- Ты мне ничего не сделала, - ответила прекрасная Волшебница, - но кое-какие подозрения у меня есть. И если я удостоверюсь в том, что ты использовала волшебную силу во зло, я намерена строго тебя наказать.

- Попробуй только! - прокаркала старая ведьма. - Посмей только меня тронуть!

Как раз в это время подлетел Рогач и приземлился рядом с Глиндой. Наши друзья с удовольствием убедились в том, что Момби наконец поймана, и, посовещавшись накоротке, решили возвращаться в лагерь все вместе на Рогаче. Коня забросили в Летающую Самоделку, Глинда, все еще держа в руках золотую нить, обвивавшую шею Момби, заставила свою пленницу взобраться на один из диванов. Потом свои места заняли остальные, и Тип приказал Рогачу трогаться в обратный путь.

На этот раз путешествие протекало без приключений. Момби сидела, мрачно надувшись. Пока ее шею обвивала золотая нить, старая ведьма была совершенно беспомощна. Войска приветствовали появление Глинды дружным "ура", и вскоре друзья вновь собрались в королевской палатке, которую за время их отсутствия успели аккуратно заштопать.

- А теперь, - обратилась Волшебница к Момби, - я хотела бы знать, зачем тебя трижды навещал Волшебник Изумрудного Города и каким образом девочка Озма исчезла вдруг неизвестно куда.

Ведьма дерзко посмотрела на Глинду и не сказала ни слова.

- Отвечай же! - повторила Волшебница.

Момби хранила молчание.

- Может быть, она просто ничего не знает, - предположил Джек.

- Будь добр, помолчи, - попросил Тип. - Своей глупостью ты только все испортишь.

- Хорошо, дорогой отец, - кротко согласился Тыквоголовый.

- Это просто счастье, что я - Кувыркун, - пробормотал себе под нос Увеличенный Жук, - и голова у меня - не тыква.

- Однако, - сказал Страшила, - как же заставить ее говорить? Если она не откроет нам то, что нам так важно узнать, получится, мы зря за ней гонялись.

- Не попробовать ли лаской? - предложил Железный Дровосек. - Я слышал, что лаской можно добиться всего, даже от самых отпетых злодеев.

Ведьма бросила на него такой леденящий взгляд, что Железный Дровосек осекся и замолчал.

После долгого раздумья Глинда вновь обратилась к Момби с такими словами:

- Поверь, упрямством ты ничего не добьешься Мне нужно узнать правду о девочке Озме, и, если ты не расскажешь нам всего, что тебе известно, тебя придется казнить.

- О нет! Только не это! - вскричал Железный Дровосек. - Казнить - даже старую Момби - это слишком жестоко.

- Ну, это всего лишь угроза, - пояснила Глинда, - конечно же, я не казню Момби, тем более что она сама предпочтет рассказать мне правду.

- Ах, вот как, - вздохнул с облегчением железный человек.

- Ну, допустим, я расскажу вам все, что вы хотите, - заговорила Момби так неожиданно, что все вздрогнули. - Что вы тогда со мной сделаете?

- Тогда, - ответила Глинда, - я всего лишь попрошу тебя выпить волшебный напиток, от которого ты забудешь все свое колдовство.

- Но без него я останусь беспомощной старухой! - воскликнула Момби.

- Зато живой, - утешил ее Тыквоголовый.

- Еще раз прошу тебя - помолчи, - зашипел на него Тип.

- Я могу и помолчать, - ответил Джек, - но согласись, быть живым - большое удовольствие.

- А живым и ученым - удовольствие вдвойне, - добавил Кувыркун, одобрительно кивая.

- Выбирай, - обратилась Глинда к старой Момби, - или ты умрешь, если и дальше будешь молчать или потеряешь волшебную силу, если расскажешь нам правду. Я бы на твоем месте предпочла остаться живой.

Момби беспомощно взглянула на Волшебницу и убедилась, что та говорит вполне серьезно и шутить не намерена. И тогда она проговорила очень медленно и неохотно:

- Пожалуй, я отвечу на ваши вопросы.

- Этого я и ждала, - удовлетворенно кивнула Глинда. - Уверяю тебя, твой выбор очень разумен.

Она кликнула одного из своих Капитанов, и тот принес чудесной работы золотую шкатулку. Из нее Волшебница достала большую белую жемчужину на тоненькой цепочке, которую повесила себе на шею так, что жемчужина оказалась у нее на груди, прямо над сердцем.

- Итак, - сказала она, - я задаю тебе первый вопрос: зачем тебя трижды навещал Волшебник?

- Затем, что я его навещать не желала, - ответила Момби.

- Это не ответ, - строго сказала Глинда. - Отвечай правду.

- Ну, - проговорила Момби еле слышно, уставившись в пол, - он приходил узнать рецепт печенья.

- Смотри мне прямо в глаза! - велела Волшебница. Момби повиновалась.

- Скажи, какого цвета моя жемчужина? - спросила Глинда.

- Она... она черная! - удивленно ответила Момби.

- Это значит, что ты солгала! - гневно воскликнула Глинда. - Жемчужина остается белой лишь тогда, когда при ней говорят правду.

Момби поняла теперь, что бесполезно и пытаться обмануть Волшебницу. Как ни было ей досадно, пришлось признаться во всем.

- Волшебник привел ко мне девочку Озму, тогда совсем кроху, и попросил ее спрятать.

- Так я и думала, - спокойно сказала Глинда. - Чем же он наградил тебя за службу?

- Он обучил меня всем видам волшебства, которые знал сам, правда, не все оказалось настоящим волшебством, кое-что просто жульничеством, но я-то свое обещание сдержала честно.

- Что ты сделала с девочкой? - спросила Глинда, и присутствующие невольно затаили дыхание и подались вперед в ожидании ответа.

- Я ее заколдовала, - ответила Момби.

- Каким образом?

- Превратила ее в... в...

- В кого? - строго спросила Глинда, видя, что ведьма колеблется.

- В мальчика, - тихо призналась Момби.

- В мальчика! - эхом отозвалось множество голосов, и все глаза обратились на Типа - ведь это его Момби воспитывала с младенчества.

- Да-да, - кивнула старая ведьма, - это и есть принцесса Озма, дитя, которое привел ко мне Волшебник после того, как захватил трон ее отца. Это и есть законная правительница Изумрудного Города! - И она уставила прямо на мальчика свой длинный костлявый палец.

- Я?! - вскричал в изумлении Тип. - Какая же я принцесса Озма? Я же не девочка!

Глинда улыбнулась и, подойдя к Типу, положила свою изящную белую руку на его маленькую загорелую ладошку.

- Сейчас ты не девочка, - ласково сказала она, - потому что Момби превратила тебя в мальчика. Но родился ты девочкой, к тому же принцессой. Тебе следует вернуть твое истинное обличье, и ты станешь королевой Изумрудного Города.

- Ой, нет, пусть лучше королевой будет Джинджер, - замотал головой Тип, готовый уже расплакаться. - Я хочу остаться мальчиком, хочу путешествовать со своими друзьями - Страшилой, Железным Дровосеком, Кувыркуном и Джеком, Конем и Рогачом. Я совсем не хочу превращаться в девочку!

- Не переживай, старина, - стал утешать его Железный Дровосек. - Девчонкой быть, говорят, тоже неплохо. А сам я, честно говоря, всегда считал, что девочки лучше мальчишек.

- Ничуть не хуже - это уж точно, - добавил Страшила и ласково погладил Типа по голове.

- И учатся девочки очень хорошо, - заявил Кувырку н. - Когда ты превратишься обратно в девочку, я буду обучать тебя разным наукам.

- Постойте! А как же я? - заволновался вдруг Тыквоголовый Джек. - Если ты станешь девочкой, кто же будет моим дорогим папашей?

- Уж, конечно, не я, - ответил Тип, рассмеявшись сквозь слезы, - и не пожалею об этом ни капельки. - Поколебавшись еще мгновение, он повернулся к Глинде: - Пожалуй, я попробую - посмотрим, что из этого выйдет. Но если мне не понравится быть девчонкой, обещай, пожалуйста, что превратишь меня снова в мальчика.

- Ну, этого, - развела руками Волшебница, - как раз не обещаю. Уважающие себя волшебницы не занимаются превращениями, ведь придавать одному видимость другого - это всегда обман. Владеют этим искусством только бессовестные колдуны, вот почему я вынуждена сейчас просить Момби: сними свои колдовские чары и верни ей ее истинный облик. Для тебя это последняя возможность поколдовать.

Теперь, когда вся правда о принцессе Озме открылась, Момби не было уже никакого дела до Типа, однако гнева Глинды она опасалась. К тому же Тип, который был вовсе не злопамятен, пообещал щедро обеспечить ее старость, когда станет править в Изумрудном Городе. Поэтому ведьма согласилась сотворить превращение и начала готовиться к колдовству.

Глинда велела установить в центре палатки ее королевское ложе. Сверху над ним нависали тонкие из розового шелка, занавески совершенно скрывавшие пространство внутри.

Для начала ведьма велела мальчику выпить какой-то напиток, от которого он немедленно и крепко заснул. Потом Железный Дровосек и Кувыркун бережно перенесли его на ложе, опустили на мягкие подушки и задернули занавеси.

Тогда ведьма присела на корточки и разожгла маленький костерок из пучка сухих трав, которые достала из-за пазухи. Когда огонек разгорелся, старая Момби бросила в него пригоршню волшебного порошка, и от него пошел густой фиолетовый дым, наполнивший всю палатку благоуханием. Конь от этого расчихался, и все на него дружно зашикали.

Под любопытными взглядами окружающих ведьма пропела заклинание на непонятном языке и семь раз низко склонилась над огнем. Затем она выпрямилась и громко пропела: "Йе-о-а!"

Дым рассеялся, воздух снова стал прозрачным, в двери палатки подул свежий ветер, занавеси над ложем слегка заколыхались, и внутри кто-то пошевелился.

Глинда подошла и раздвинула розовый шелк. Потом она протянула руку и помогла подняться девочке, свежей и прекрасной, как майское утро. Губы ее были алы, глаза сияли, как алмазы. По плечам струились золотистые кудри, надо лбом их придерживал золотой обруч, усыпанный брильянтами. Ее шелковое платье было легким и воздушным, как облако, а ноги были обуты в изящные атласные туфельки.

На это чудесное видение старые приятели Типа не меньше минуты глазели в изумлении, после чего все головы восхищенно склонились перед прелестной принцессой Озмой. Девочка взглянула на Глинду, чье лицо светилось удовлетворением и радостью, потом повернулась к остальным. С очаровательной застенчивостью она произнесла:

- Надеюсь, вы будете ко мне относиться так же хорошо, как и раньше. Я ведь все тот же прежний Тип...

- Тот, да не тот! - восторженно выкрикнул Тыквоголовый, и это, безусловно, были самые мудрые слова, произнесенные им за всю его жизнь. С ними согласились все.