Read synchronized with  English 
Чудесная Страна Оз.  Л. Фрэнк Баум
Глава 15. В ПЛЕНУ У КОРОЛЕВЫ
< Prev. Chapter  |  Next Chapter >
Font: 

Ворота Изумрудного Города охраняли две стражницы из числа повстанцев. При виде путешественников они вынули из причесок вязальные спицы и пригрозили проткнуть ими первого, кто подойдет ближе.

Железного Дровосека это ничуть не испугало.

- В худшем случае они поцарапают никелировку, - сказал он. - Но до "худшего случая" дело не дойдет, напугать этих горе-солдат ничего не стоит. Все смело за мной!

И, широко размахивая топором, он двинулся к воротам, за ним без колебаний последовали остальные.

Девицы этого никак не ожидали, они ужасно испугались сверкающего топора и с визгом бросились бежать в город. А наши путешественники беспрепятственно вошли в ворота и зашагали по широкой, мощенной зеленым мрамором улице к Королевскому Дворцу.

- Этак мы и оглянуться не успеем, как вновь увидим ваше величество на троне, - смеялся Железный Дровосек, легкая победа над стражей его сильно развеселила.

- Спасибо, друг Ник, - растрогано сказал Страшила, - разве кто устоит перед твоим добрым сердцем и острым топором!

В открытые двери домов было видно, что происходит внутри: мужчины мели полы и мыли посуду, а женщины сидели без всякого дела, весело болтая.

- Что тут у вас случилось? - спросил Страшила у какого-то очень грустного мужчины с растрепанной бородой и в переднике, катившего по тротуару детскую коляску.

- Случилась революция, ваше величество, да вы, наверное, и сами об этом слышали, - ответил мужчина. - С тех пор как вы нас покинули, женщины чего только не выделывают! Я рад, что вы решили вернуться и восстановить порядок, а то в домашних хлопотах да в заботах о детях мужская половина населения совсем выбилась из сил.

- Гм! - задумчиво произнес Страшила. - Если домашняя работа так тяжела, как ты говоришь, как же женщины с ней справляются?

- Право, не знаю, - отвечал прохожий с глубоким вздохом. - У них, похоже, нервы чугунные и сил невпроворот.

Так они шли по улице, и никто им не препятствовал. Несколько женщин, правда, прервали ненадолго свою болтовню и хихиканье, чтобы разглядеть получше наших друзей, но и только. Встречавшиеся им на пути девицы из Армии повстанцев не выражали ни удивления, ни беспокойства, а вежливо уступали дорогу.

Страшилу это обстоятельство сильно озадачило.

- Боюсь, мы с вами направляемся прямым ходом в ловушку, - забеспокоился он.

- Чепуха! - разуверил его Ник-Дровосек. - Глупые девчонки просто перетрусили.

Однако Страшила покачал головой с большим сомнением, и Тип к нему присоединился:

- Что-то уж слишком легко у нас все получается. Того и жди беды.

- Вот я и жду, - ответил его величество. Так, никем не остановленные, они дошли до королевского дворца, поднялись по мраморным ступеням, еще недавно богато инкрустированным изумрудами, а теперь усеянным дырками, ибо почти все драгоценные камни были безжалостно выковыряны из своих гнезд. Но даже и тут ни одна из мятежниц не преградила им путь.

Пройдя по извилистым коридорам. Железный Дровосек с товарищами приблизились к тронному залу. Раздвинув зеленые шелковые занавеси у входа, они увидели перед собой следующую любопытную картину.

На сверкающем самоцветами троне сидела Генерал Джинджер, на голове ее красовалась запасная корона Страшилы, в руке она держала королевский скипетр. На коленях у девицы стояла огромная банка с карамелью, из которой она то и дело угощалась, как видно, уже вполне освоившись с королевским саном.

Страшила шагнул вперед прямо к трону. Железный Дровосек встал с ни рядом, опершись на топор, а остальные расположились полукругом чуть сзади.

- Не стыдно тебе сидеть на моем троне? - строго и властно обратился Страшила к самозванке. - Разве ты не знаешь, что ты изменница, а раз изменница, значит, нарушаешь закон?

- Кто трон захватил, тот на нем и сидит, - отвечала Генерал Джинджер, безмятежно посасывая очередную карамельку. - Я, как видишь, на нем сижу, значит, я королева, а все, кто против меня, - изменники, а раз изменники, значит - ты же сам только что сказал! - нарушают закон.

Такой неожиданный поворот обескуражил Страшилу.

- Что ты скажешь на это, дружище Ник? - растерянно спросил он Железного Дровосека.

- Насчет закона сказать не могу ничего, - ответил тот, - законы, я считаю, не для того пишутся, чтобы мы их понимали, так что не стоит и пытаться.

- Но что же нам делать? - спросил Страшила, как видно, не на шутку перепугавшись.

- Может быть, тебе жениться на Королеве? - предложил Жук-Кувыркун. - Тогда вы сможете править вместе.

Джинджер смерила насекомое свирепым взглядом.

- А почему бы не отправить ее домой, к маме? - придумал Тыквоголовый Джек.

Джинджер нахмурилась.

- Может быть, запереть ее в чулан и пусть там сидит, пока не исправится и не пообещает хорошо себя вести? - подсказал Тип.

Губа Джинджер при этом презрительно оттопырилась.

- А всего лучше задать ей трепку, - посоветовал Конь.

- Ни в коем случае, - ответил Железный Дровосек. - Зачем наказывать бедную девочку? Мы лучше дадим ей драгоценных камней, сколько она сможет унести, и отпустим подобру-поздорову.

При этих словах Королева Джинджер громко расхохоталась и трижды хлопнула в ладоши, словно подавая кому-то знак.

- Что за глупые создания! - воскликнула она. - Я не желаю больше с вами возиться, я устала. Мне надоело выслушивать этот вздор.

Монарх и его друзья с изумлением внимали дерзкой речи, но в этот момент случилось нечто совершенно непредвиденное Топор вдруг выскользнул из рук Железного Дровосека, тот попытался его поймать, но почувствовал, что не может пошевелиться, оказавшись вмиг не только безоружным, но и беспомощным. Тут раздался взрыв хохота: оглянувшись, друзья обнаружили, что со всех сторон окружены повстанцами, причем все девицы в каждой руке держали по вязальной спице. Тронный зал был до отказа заполнен вооруженными мятежниками, и Страшила с друзьями вынуждены были признать, что они в плену.

- Женской хитрости противостоять невозможно, - весело сказала Джинджер, - и это лишний раз доказывает, что в правители Изумрудного Города я гожусь больше, чем Страшила. Обещаю не причинять вам вреда, если и вы пообещаете мне в будущем не вредить, в противном случае мой гнев будет страшен. Это не относится к мальчишке, поскольку он - собственность старой Момби и должен быть ей возвращен. С остальными, которые даже и не люди вовсе, я вольна обойтись, как захочу Коня и Тыквоголового я порублю на дрова для печи, а тыква пойдет на сладкий пирог. Страшила сгодится для растопки, а Железного Дровосека мы разберем на мелкие части и скормим козам. Что же касается этого огромного Жука-Кувыркуна...

- С вашего позволения. Сильно Увеличенного, - вставил Жук.

- Попрошу-ка я повара приготовить из тебя зеленый черепаховый суп, - проговорила в задумчивости Королева.

Жук-Кувыркун затрепетал.

- Впрочем, из тебя может получиться и неплохой гуляш, надо только потушить подольше, посолить да приправить, - добавила она жестоко.

Будущее, уготованное им Королевой, было ужасно, пленники переглянулись в полной растерянности. Только один Страшила не впал в отчаяние. Он стоял молча, глубокомысленно наморщив лоб, и, похоже, упорно придумывал способ спасения.

Внезапно он почувствовал, что солома на его груди слегка шевелится. Вмиг повеселев, он поднял руку к груди и стал не торопясь расстегивать пуговицу за пуговицей.

Его действия не остались, конечно, незамеченными, но о цели их ни одна из девиц даже не подозревала до той минуты, когда из-за пазухи у Страшилы не выскочила вдруг маленькая серая мышка. Она бросилась прямо в толпу повстанцев, за ней - еще одна, и еще... Мятежная Армия издала ужасный вопль, от которого вздрогнуло бы и самое мужественное сердце. За воплем последовало - не отступление, нет! - бегство, паническое, беспорядочное, позорное. Страшила успел заметить только вихрь юбок да мелькание ног - отчаянно толкаясь, давя друг друга, девицы устремились вон из дворца.

Что касается Королевы, то она, едва завидя опасность, вскочила с ногами на трон и запрыгала на цыпочках по мягкому сиденью. Когда же одна, самая маленькая мышка начала карабкаться вверх по трону, бедная Джинджер в ужасе одним прыжком перемахнула через голову Страшилы, стрелой припустила по коридору, не останавливаясь ни на миг, пока не добежала до ворот города.

В мгновение ока тронный зал опустел. Когда в нем не осталось никого, кроме Страшилы и его друзей, Жук-Кувыркун воскликнул со вздохом облегчения:

- Слава Богу, мы спасены!

- Боюсь, что ненадолго, - сказал на это Железный Дровосек, - враг может в любое время вернуться.

- Надо забаррикадировать все входы во дворец, - решил Страшила. -- Так мы выиграем время, а что делать дальше - будет видно.

И все, кроме Тыквоголового Джека, который был все еще крепко-накрепко привязан к седлу, побежали к разным входам в королевский дворец и принялись закрывать тяжелые двери, задвигать засовы и запирать замки. Теперь они были в безопасности, по крайней мере, на несколько дней. Закончив необходимые приготовления к обороне, наши любители приключений вновь собрались в тронном зале на военный совет.