Read synchronized with  English 
Чудесная Страна Оз.  Л. Фрэнк Баум
Глава 11. НИКЕЛИРОВАННЫЙ ИМПЕРАТОР
< Prev. Chapter  |  Next Chapter >
Font: 

Когда Тип проснулся на рассвете. Страшила уже поднялся. Своими мягкими неловкими пальцами он успел нарвать с растущих поблизости кустов две пригоршни сочных спелых ягод. Мальчик с аппетитом съел их и остался доволен завтраком. Вскоре маленькая экспедиция снова тронулась в путь.

Уже через час езды они достигли вершины горы, откуда открывался вид на город Мигунов: купола и башни императорского дворца возвышались над прочими, более скромными строениями. При виде их Страшила воспрял духом и громко воскликнул:

- Наконец-то я вновь увижу моего старого друга Железного Дровосека! Будем надеяться, что его правление оказалось счастливее, чем мое.

- Верно ли, что Железный Дровосек - император Мигунов? - полюбопытствовал Конь.

- Совершенно верно. Они пригласили его на эту должность после того, как освободились от Злой Волшебницы, - и император из Ника-Дровосека вышел на славу, можете не сомневаться, - ведь благороднее сердца не сыскать в целом мире!

- А я-то думал, что "император" - это правитель империи, - заметил Тип. - А у Мигунов, как я знаю, всего только королевство.

- Только не говори об этом Железному Дровосеку! - предостерег его Страшила. - Ты можешь его страшно обидеть. Он в высшей степени достойный человек, а стало быть, достоин именоваться Императором, если ему это нравится.

- По мне, так разницы никакой, - пожал плечами мальчик.

Конь продолжал скакать так быстро, что наездникам стоило немалых трудов удержаться у него на спине и им было не до разговоров. Вскоре они уже подъезжали к ступеням дворца.

Пожилой Мигун в расшитой серебром ливрее помог им спешиться. Страшила, напустив на себя важный вид, сказал:

- Проводи нас немедленно к своему господину - Императору.

Служитель в явном замешательстве стоял, переводя взгляд с одного гостя на другого. Наконец он ответил:

- Боюсь, вам придется немного подождать. Как раз сегодня утром Император не принимает.

- Почему же? - встревожился Страшила. - Надеюсь, он не болен?

- Он вполне здоров, - отвечал Мигун. - Просто время от времени его величество проводит сеанс полировки, и сейчас его августейшее тело все от головы до пят покрыто полировочной мазью.

- Ну ясно! - воскликнул Страшила с облегчением. - Мой друг всегда был склонен к щегольству, а теперь, я полагаю, всерьез занялся своей наружностью.

- Точно так, - подтвердил слуга и вежливо поклонился. - Совсем недавно наш могущественный Император повелел себя отникелировать.

- Боже милостивый! - завопил Страшила, услышав эту новость. - Представляю, как заиграли его мозги, если и они тоже подверглись полировке! Однако не заставляй нас ждать, я уверен, что Император примет нас запросто, пусть даже не в самом блестящем своем состоянии.

- Состояние Императора всегда одинаково блистательно, - возразил преданный слуга. - Пожалуй, я все же рискну доложить ему о вашем прибытии, а там уж - как он распорядится.

Предводительствуемые Мигуном в ливрее, путешественники прошли в роскошную гостиную. Конь тяжело затопал следом: он еще не знал, что лошадям положено дожидаться хозяев во дворе.

На всех, даже на Страшилу, внутреннее убранство дворца произвело огромное впечатление. Богатые шторы сверкали серебряным шитьем. На изящном столике посредине гостиной стояла большая серебряная масленка, на которой были весьма искусно выгравированы сцены из приключений Железного Дровосека, Дороти, Трусливого Льва и Страшилы. На стенах висело множество картин: среди них выделялся портрет Страшилы, выполненный с необыкновенным мастерством, а также огромное, не меньше чем на полстены, полотно, на котором был изображен Волшебник Изумрудного Города, вручающий Железному Дровосеку сердце.

Посетители глазели по сторонам в безмолвном восторге, но тут из соседней комнаты послышался радостный вопль:

- Не может быть! Вот так сюрприз!!!

В тот же миг двери распахнулись и в гостиную вбежал Ник-Дровосек. Первым делом он бросился к Страшиле и так крепко стиснул его в дружеских объятиях, что тот превратился в подобие гармошки - в сочетание складок, складочек и морщин.

- Мой добрый старый друг! Мой благородный товарищ! - ликовал Железный Дровосек. - Как я рад увидеть тебя снова!

Тут он ослабил на миг свои объятия и поднял Страшилу на вытянутых руках, чтобы полюбоваться на милые его сердцу нарисованные черты.

Увы! По лицу и по туловищу Страшилы расплылись огромные пятна от полировочной мази. На радостях Железный Дровосек совершенно позабыл о состоянии своего костюма, и толстый слой смазки с его железного тела перешел на одежду и физиономию его друга.

- Боже! - скорбно воскликнул Страшила. - Что это со мной?!

- Не печалься, дружище, - отвечал Железный Дровосек. - Тебе достаточно посетить мою Императорскую Прачечную, и ты станешь как новенький.

- А меня там не испортят? - с сомнением спросил Страшила.

- Это исключено, - последовал решительный ответ. - Но скажи мне скорей, какой счастливый случай привел сюда твое величество и кто твои спутники?

По всем правилам вежливости Страшила представил хозяину Типа и Тыквоголового Джека; причем к последнему Железный Дровосек проникся особым интересом.

- Ты, кажется, не особенно крепок, - заявил Император, осмотрев своего нового знакомого со всех сторон, - зато совершенно ни на кого не похож, а потому достоин войти в наш избранный круг.

- Благодарю вас, ваше величество, - скромно сказал Джек.

- Надеюсь, на здоровье не жалуешься? - спросил Дровосек.

- В настоящее время - нет, - со вздохом ответил Тыквоголовый, - но больше всего на свете я боюсь попасть на кухню.

- Чепуха! - сказал Император строго, но голосом добрым и приветливым. - Зачем бояться раньше времени? Ведь твою голову могут не сварить, а, например, законсервировать, и тогда она будет очень долго храниться.

В течение этого разговора изумленный Тип разглядывал Дровосека. Прославленный Император весь состоял из кусков железа, аккуратно друг к другу подогнанных, спаянных и склепанных, так что получилось довольно точное подобие человеческой фигуры. При ходьбе он слегка позвякивал и погромыхивал, но сработан был ловко и ладно, его внешность портил только толстый слой смазки, покрывавший его с головы до ног.

Поймав на себе внимательный взгляд мальчика, Железный Дровосек вспомнил, наконец, что выглядит не лучшим образом. Извинившись перед друзьями, он попросил у них разрешения удалиться в свои апартаменты, чтобы дать слугам возможность закончить полировку. Это не заняло много времени.

Когда Император вернулся, его никелированное тело было начищено до блеска, и Страшила не преминул выразить восхищение столь сиятельной наружностью.

- Воистину мысль о никелировке пришла ко мне в добрый час, - сказал Ник. - Ведь я изрядно поцарапался во время наших странствий и приключений. Взгляните, на моей груди слева выгравирована звезда: она не только обозначает место, где находится мое прекрасное сердце, но и весьма искусно маскирует заплату, сделанную Волшебником после того, как он собственными руками поместил в меня этот ценнейший орган.

- Выходит, ваше сердце - искусственное? - с любопытством спросил Тыквоголовый.

- Никоим образом, - с достоинством возразил Император. - Я убежден, что это самое настоящее сердце, хотя, разумеется, оно больше и жарче, чем сердца большинства людей.

Затем он повернулся к Страшиле и спросил:

- Довольны ли и счастливы ли твои подданные, мой дорогой друг?

- Я бы этого не сказал, - ответил тот. - Дело в том, что девицы Страны Оз. подняли мятеж, и ныне я изгнан из Изумрудного Города.

- Боже правый! - вскричал Железный Дровосек. - Какая жалость! Чем же не понравился им король, который столь мудро и милостиво ими правил?

- Они, видишь ли, считают, что плохо то правило, которое нельзя переправить, - пожаловался Страшила, - и что мужчины уже слишком долго руководят Страной. Вот почему они захватили мой город, разграбили казну и вообще делают теперь что хотят.

- Ну и ну! Такое и во сне не приснится, - удивленно развел руками Император.

- А некоторые из них, - добавил Тип, - поговаривают, как я слышал, о том, чтобы идти сюда и захватить замок и город Железного Дровосека.

- Ну, этого мы дожидаться не будем, - решительно сказал Император. - Мы тотчас же пойдем на них походом, отобьем Изумрудный Город и снова посадим Страшилу на трон.

- Я знал, что ты мне поможешь, - обрадовался Страшила. - Но велика ли твоя армия?

- Зачем нам армия! - удивился Дровосек. - Неужели вчетвером, да с помощью моего сверкающего топора, мы не вселим ужас в сердца мятежников?!

- Нас пятеро, - поправил его Тыквоголовый.

- Как пятеро? - не понял Железный Дровосек.

- Есть еще Конь - он силен и бесстрашен, - напомнил Джек, уже успевший позабыть о своей ссоре с деревянным четвероногим.

Железный Дровосек недоуменно огляделся: Конь до сих пор стоял в углу так тихо, что Император его даже не заметил. Откликнувшись на зов Типа, он прогрохотал через комнату, чуть не опрокинув по пути изящный столик.

- Чудесам, похоже, не будет конца! - искренне изумился Железный Дровосек при виде Коня. - Каким образом это странное существо смогло ожить?

- Это сделал я, с помощью волшебного порошка, - скромно признался мальчик. - Конь нас очень выручил в дороге.

- Только благодаря ему мы спаслись от мятежников, - добавил Страшила.

- Тогда мы, конечно же, должны принять его в свою компанию, - объявил Император. - Живые козлы-конь - это невиданно и неслыханно! А ясная ли у него голова?

- Богатым жизненным опытом похвастать не могу, - сам за себя ответил Конь. - Но мне кажется, что я довольно смышлен, а иногда возникает впечатление, что даже чрезвычайно мудр и знающ.

- Это вполне возможно, - согласился Император, - ведь опыт и мудрость не одно и то же. Но сейчас время дорого: пора снаряжаться в путешествие.

Император призвал к себе Лорда-Канцлера и рассказал, как править королевством в его отсутствие. Тем временем из Страшилы вытряхнули солому, разрисованный мешок, служивший ему головой, чисто выстирали, погладили и заново набили мозгами, полученными некогда из рук Волшебника. Его одежда также была вычищена и отглажена императорскими портными, а корона отполирована до блеска и вновь пришита к голове. Железный Дровосек уговорил своего приятеля ни в коем случае не отказываться от этого символа королевской власти. Теперь Страшила выглядел очень прилично и даже немного заважничал, хоть от природы был совсем не тщеславен. Тип тем временем починил и укрепил кое-где деревянные члены Тыквоголового, тщательно осмотрел Коня и убедился, что тот готов к новым испытаниям. На следующее утро с восходом солнца они тронулись в обратный путь к Изумрудному Городу. Впереди шел Железный Дровосек со своим сверкающим топором, за ним верхом на Коне ехал Джек, а по бокам от него шагали Страшила и Тип, внимательно следя за тем, как бы наездник не упал и не повредил свою драгоценную голову.