Read synchronized with  English  Spanisch 
< Prev. Chapter  |  Next Chapter >
Font: 

Пока Дровосек мастерил лестницу, Дороти прилегла и заснула, потому что успела устать от долгого пути. Лев тоже свернулся клубочком и задремал, а Тотошка устроился рядом с ним.

Страшила глядя, как работает Железный Дровосек задумчиво произнес:

- Никак не могу сообразить, почему здесь стоит эта стена, во-первых, и из чего она сделана, во-вторых.

- Дай отдохнуть своим мозгам и не волнуйся, - Оказал в ответ Дровосек. - Я сделаю лестницу, мы перелезем на ту сторону, и все тебе станет ясно.

Вскоре лестница была готова. Вид у нее был довольно неказистый, но Дровосек не сомневался, что она выдержит любого из них. Страшила разбудил Дороти, Льва и Тотошку и объявил, что лестница в их распоряжении. Первым полез Страшила, но он был таким неуклюжим, что Дороти пришлось лезть вслед за ним и поддерживать, чтобы он не свалился. Когда Страшила взобрался достаточно высоко, чтобы видеть, что там, на той стороне, он только воскликнул:

- Вот это да!

- Лезь дальше! - крикнула сзади Дороти.

Страшила стал карабкаться дальше и, взобравшись на стену, сел на ней. В это время над стеной показалась голова Дороти, и она тоже, как и Страшила, воскликнула:

- Вот это да!

Показался Тотошка, посмотрел и стал лаять, но Дороти приказала ему замолчать.

Затем полезли Лев и Железный Дровосек, и каждый из них, достигнув края стены, произносил те же слова: "Вот это да!"

Наконец все уселись рядышком на стене и уставились на открывшуюся им удивительную картину. Перед ними расстилалась плоская и белая равнина, ни дать ни взять дно гигантской фарфоровой тарелки. То здесь то там стояли дома из чистого фарфора, раскрашенного в яркие цвета. Домики были маленькие - самый большой из них был по пояс Дороти. Возле домов располагались фарфоровые амбарчики, а вокруг них - фарфоровые заборчики. Стада фарфоровых овец и коров мирно паслись на фарфоровых лужайках. Лошади,

куры и свиньи тоже были фарфоровыми.

Но самыми странными существами в этой странной стране оказались все-таки люди. Друзья разглядывали пастушек и доярок; принцесс в роскошных нарядах; пастухов в полосатых штанах до колен - полосы были розовыми, желтыми и голубыми - и в башмаках с золотыми пряжками; королей в атласных камзолах и горностаевых мантиях, с золотыми коронами, усыпанными драгоценными камнями; смешных клоунов с румянцем во всю щеку и в высоких остроконечных колпаках. И люди, и их одежда были, разумеется, из фарфора. Жители Фарфоровой Страны были очень маленькими - по колено Дороги.

Сначала никто не обращал на путников никакого внимания. Только маленькая фиолетовая собачка с большой головой подбежала к стене, полаяла тоненьким голоском и убежала.

- Как же нам слезть со стены? - растерянно спросила Дороти.

Лестница, сколоченная Железным Дровосеком, оказалась такой тяжелой, что втащить ее за собой не удалось. Тогда Страшила прыгнул первым, а остальные попадали на него, чтобы не ушибиться о твердую белую поверхность. Конечно, они старались не угодить ему на голову, памятуя об иголках и булавках. Когда все благополучно приземлились, они подняли Страшилу, чье туловище сильно расплющилось, взбили его, как подушку, и снова привели в нормальное положение.

- Надо пройти через эту загадочную страну, - сказала Дороти, - не будем отклоняться от нашего направления.

Они двинулись по Фарфоровой Стране, и первое, что попалось им на глаза, - это фарфоровая доярка, доившая фарфоровую корову. Когда они приблизились, корова вдруг лягнула ногой и опрокинула табуреточку, ведро и доярку, и они с грохотом повалились на фарфоровый пол.

Дороти с ужасом заметила, что у коровы отломилась нога, ведро превратилось в черепки, а у бедной доярки на левом локте появилась трещина.

- Смотрите, что вы наделали! - сердито крикнула им девушка. - Моя корова сломала себе ногу, и теперь мне надо вести бедняжку в мастерскую, чтобы там ее починили. Зачем вы расхаживаете тут и пугаете коров?

- Извините, - смутилась Дороти. - Не сердитесь на нас, пожалуйста.

Но фарфоровая девушка была так недовольна, что даже и не подумала ответить. Она, надувшись, подобрала ногу и увела корову, неловко ковылявшую на оставшихся трех ногах. Девушка шла и то и дело оборачивалась, бросая через плечо негодующие взгляды, прижимая к боку поврежденный локоть.

Этот случай очень расстроил Дороти. Дровосек тоже огорчился.

- Нам надо быть здесь очень внимательными, - сказал он, - а то мы переколотим весь этот симпатичный фарфоровый народец.

Чуть дальше им встретилась изящно наряженная принцесса, которая, увидев путников, остановилась как вкопанная. Затем она попыталась спастись бегством. Дороти хотела рассмотреть ее получше и потому побежала вслед, но фарфоровое создание закричало что есть мочи:

- Не надо! Не надо!

В голосе ее был такой испуг, что Дороти остановилась и спросила:

- Почему вы так меня испугались?

Принцесса, пробежав еще немножко, остановилась на безопасном расстоянии и перевела дух.

- Потому что на бегу я могу поскользнуться, упасть и разбиться.

- Но разве вас нельзя починить?

- Можно, конечно, но после починки я уже не буду такой хорошенькой, - пояснила принцесса.

- Пожалуй, вы правы, - согласилась Дороти.

- Вон идет мистер Джокер, один из наших клоунов, - сказала принцесса. - О, его хлебом не корми, а дай постоять на голове. Он падал и разбивался так часто, что, наверное, состоит из тысячи склеенных между собой кусочков. Хорошеньким его никак не назовешь. Можете посмотреть и убедиться сами.

Действительно, к ним приближался веселый маленький клоун в ярком красно-желто-зеленом наряде. Дороти заметила, что он весь покрыт трещинами. Это означало, что его много раз чинили и склеивали.

Клоун надул щеки, сунул руки в карманы и, покивав головой в сторону Дороти, произнес озорным голосом:

Дорогая девица!

Почему ваши лица

На меня смотрят так,

Словно вас ест червяк?

- Замолчите сейчас же! - строго приказала принцесса. - Разве вы не видите, что это чужестранцы и к ним надо относиться с уважением.

- В знак уважения начнем представление! - вскричал клоун и тотчас же встал на голову.

- Не обижайтесь на мистера Джокера, - обратилась к путникам принцесса, - из-за всех этих починок у него неважно с головой. Порой он ведет себя очень глупо.

- Я не обижаюсь на него, - ответила Дороти. - Но вы такая красивая и так мне нравитесь, что я бы с удовольствием взяла вас с собой в Канзас и поставила на полку над очагом в доме дяди Генри и тети Эм. Вы не согласны? Я бы положила вас в корзинку.

- Это меня весьма огорчило бы, - призналась принцесса. - В нашей стране мы живем в свое удовольствие, гуляем и разговариваем сколько душе угодно. Но если кто-то забирает нас отсюда, мы сразу каменеем и можем только стоять неподвижно, как украшение. Разумеется, ничего другого от нас и не требуют, когда расставляют на полочках и этажерках, и столиках в гостиных, но все же жить здесь куда приятнее, чем в ваших странах.

- Мне не хотелось бы сделать вас несчастной, - сказала Дороти, - так что всего хорошего!

Друзья осторожно прошествовали через всю Фарфоровую Страну. Маленькие люди и животные старались не попадаться им под ноги во избежание столкновений, и примерно через час путники благополучно прошли всю страну и подошли еще к одной фарфоровой стене. Она оказалась не такой высокой, и, взобравшись на спину Льва, друзья смогли залезть на нее. Затем Лев присел и прыгнул. На стену он попал, но при этом хвостом смахнул церковь, которая упала и разбилась вдребезги.

- Нехорошо получилось, - заметила Дороти. - Впрочем, хорошо еще, что мы не причинили этим людям большего ущерба, чем отбитая нога коровы и церковь. Какое здесь все хрупкое!

- Это точно, - согласился Страшила. - Какое счастье, что я сделан из соломы и меня нельзя разбить. Так что быть соломенным Страшилой - не самая худшая участь.