Read synchronized with  English  Spanisch 
Удивительный Волшебник из Страны Оз .  Л. Фрэнк Баум
Глава 12. В ПОИСКАХ ЗЛОЙ ВОЛШЕБНИЦЫ
< Prev. Chapter  |  Next Chapter >
Font: 

Солдат с Зелеными Бакенбардами провел их по улицам Изумрудного Города к городским воротам, где их встретил Страж. Он отомкнул своим ключом очки, сложил их в зеленый ящик и учтиво распахнул перед путешественниками городские ворота.

- По какой дороге надо идти, чтобы попасть во владения Злой Волшебницы Запада? - спросила Стража Дороти.

- Туда нет дороги, - отвечал Страж. - В те края никому не хочется отправляться по доброй воле.

- Как же мы ее отыщем? - забеспокоилась Дороти.

- Не волнуйтесь. Когда вы окажетесь в Стране Мигунов, она сама разыщет вас и обратит в рабство.

- Как бы не так! - воскликнул Страшила. - Мы решили ее уничтожить.

- Это меняет дело, - отозвался Страж. - Поскольку ни у кого, кроме вас, таких намерений не возникало, я был уверен, что с вами она обойдется как с остальными. Но берегитесь, эта старая ведьма на редкость хитра и зла, она обязательно постарается разрушить ваши планы. Ступайте на закат солнца, и вы рано или поздно встретитесь с ней.

Друзья поблагодарили Стража, попрощались с ним и двинулись на запад. Они шли по зеленым лугам, где росли маргаритки и лютики. На Дороти было то самое шелковое платье, которое на нее надела Служанка во дворце, но теперь девочка с удивлением заметила, что из зеленого оно стало белым. Белыми стали и ленточка, и колокольчик на шее у Тотошки.

Вскоре стены Изумрудного Города исчезли позади. Идти становилось все труднее, а в этих краях не было ни домов, ни ферм, ни возделываемых полей.

Днем путникам негде было укрыться от жаркого солнца, вокруг были только горы и камни. Когда наступил вечер, Дороти, Лев и Тотошка легли обессилевшие на выжженную траву, а Страшила и Железный Дровосек остались нести дозор.

У Злой Волшебницы Запада был один единственный глаз, но он был мощный, как телескоп, и она видела им все. В этот вечер она сидела на крылечке своего желтого замка и оглядывала владения. Вдруг она увидела Дороти и ее друзей, расположившихся на ночлег на одной из окраин ее страны. Это зрелище рассердило Волшебницу Запада, и она свистнула в серебряный свисток, который носила на шее.

Тотчас же к замку примчалась свора серых волков. У них были быстрые ноги, острые клыки и свирепые морды.

- Бегите на восток, там найдете незваных пришельцев. Разорвите их в клочья, - скомандовала старуха.

- Разве ты не собираешься обратить их в рабство? - спросил Вожак своры.

- Нет, - ответила Волшебница. - Один набит соломой, другой сделан из железа, третья - девчонка, четвертый - Лев. От них мне никакого толка не будет, так что растерзайте их, и дело с концом.

- Будет сделано, - рявкнул Вожак и кинулся выполнять приказ, а за ним его свора.

К счастью. Страшила и Железный Дровосек не спали и вовремя заметили приближение врагов.

- Сейчас я с ними разберусь, - сказал Железный Дровосек Страшиле. - Прячься за меня, а я их встречу!

Он схватил свой остро наточенный топор, и, когда на него бросился Вожак, Железный Дровосек взмахнул им и отрубил волку голову. Не успел он поднять топор, как на него бросился следующий волк и тоже остался без головы. В своре было сорок волков, и ровно сорок раз взмахнул Дровосек топором, после чего сражение окончилось - все волки лежали мертвыми.

Дровосек положил топор на землю и присел рядом со Страшилой, который заметил:

- Неплохо, неплохо, друг мой! Нарубил ты дров на славу!

Они стали ждать, когда настанет утро и проснется Дороти. Девочка открыла глаза и к испугу своему увидела, что вокруг валяются косматые волки без голов. Железный Дровосек рассказал ей, что произошло, и она от души поблагодарила его. Затем она позавтракала, и компания продолжила путь.

Тем же утром Злая Волшебница вышла из замка и глянула своим всевидящим оком. Оказалось, что ее верные волки все до единого перебиты, а пришельцы как ни в чем не бывало продолжают путь. Она еще больше разозлилась и дунула дважды в серебряный свисток. Сразу же к ней слетелась огромная стая диких ворон, отчего небо потемнело. Злая Волшебница обратилась к Предводителю стаи:

- Летите на восток, выклюйте глаза чужестранцам, разорвите их на части.

Огромная стая птиц полетела туда, куда им было ведено. Увидев их, Дороти испугалась, но Страшила сказал:

- Теперь настал мой черед. Ложитесь на землю и не бойтесь ничего.

Они так и сделали, а Страшила остался стоять, раскинув руки в стороны. Сначала вороны испугались его, как птицы пугаются огородных чучел, но главная ворона каркнула:

- Это набитое соломой пугало. Сейчас я выклюю ему глаза.

С этими словами Предводитель ринулся на Страшилу, но тот схватил его за голову и свернул ему шею. Предводитель испустил дух, но другая ворона попыталась ударить Страшилу клювом. Не тут-то было. Страшила свернул шею и ей. Сорок ворон вылетело на восток по приказу Злой Волшебницы, и теперь все они валялись мертвыми у ног Страшилы. Он разрешил своим друзьям подняться, и они пошли дальше.

Обнаружив, что все ее верные вороны погибли, Злая Волшебница пришла в неописуемую ярость. Она схватила свой свисток и свистнула трижды.

Тотчас в воздухе раздалось гудение, и к дворцу прилетел огромный рой черных пчел.

- Летите к чужестранцам, - крикнула Злая Волшебница, - и жальте, жальте их до смерти!

Рой загудел и снялся с места, взяв путь на восток выполнять приказ.

Первым заметил их приближение Дровосек, а Страшила быстро смекнул, что надо сделать.

- Вынимай из меня солому, - сказал он Железному Дровосеку, - и накрой ею Дороти, Льва и Тотошку. Солома защитит их от пчел.

Дровосек не стал мешкать и быстро сделал то, что от него требовалось. После этого он выпрямился и стал ждать черных пчел. Когда они подлетели, то обнаружили, что жалить им некого, кроме Дровосека. Они набросились на него с остервенением и обломали свои жала о его железное тело. А поскольку без жал пчелы жить не могут, вскоре у ног Дровосека, словно кучка золы, лежали останки пчелиного роя.

Лев, Дороти и Тотошка выбрались из своего укрытия, девочка помогла Дровосеку снова набить соломой Страшилу, и отряд двинулся в путь.

Увидев своим глазом-телескопом горстку мертвых пчел. Злая Волшебница чуть не сошла с ума от бессильной злости. Она топала ногами и скрежетала зубами, не зная, что и придумать. В конце концов она кликнула полтора десятка Мигунов и, вооружив их копьями, велела идти на восток и уничтожить пришельцев.

Мигуны не отличались храбростью, но им поневоле пришлось подчиниться. Они шли с копьями наперевес, пока не увидели путешественников. Тогда Лев издал грозный рев и сделал прыжок в их сторону. Мигуны так перепугались, что побросали свои копья и ринулись наутек.

Когда они, понурив головы, вернулись во дворец, Злая Волшебница больно высекла каждого розгами и отправила обратно работать, а сама крепко призадумалась, как быть. Она никак не могла понять, почему все ее замыслы потерпели неудачу, но она была хитрой волшебницей и наконец поняла, что надо сделать.

В ее буфете хранилась Золотая Шапка, украшенная рубинами и изумрудами. Это была волшебная шапка. Тот, кому она принадлежала, мог три раза вызвать Летучих Обезьян, готовых выполнить любое желание. Злая Волшебница Запада уже дважды пользовалась их помощью. Первый раз Летучие Обезьяны помогли ей покорить Мигунов и обратить их в рабство. Второй раз она вызывала их, чтобы заставить отступить армию великого Оза. Теперь у нее оставалось последнее желание. Злой Волшебнице страшно не хотелось расставаться с Золотой Шапкой, и она решила прибегнуть к ее магии, только когда выяснилось, что никакие другие средства не помогают. Когда ее волки, вороны и пчелы погибли, а слуги бежали без оглядки от рычания Трусливого Льва, ей стало ясно, что без Летучих Обезьян не обойтись.

Злая Волшебница вынула Шапку из буфета и надела себе на голову. Потом встала на левую ногу и сказала:

- Эппи-пеппи-как!

Затем встала на правую ногу и произнесла:

- Хилло-холло-хелло!

После этого встала на обе ноги и завизжала:

- Зиззи-зуззи-зук!

Колдовство сработало. Небо мигом потемнело, и послышались гул, шум, свист, болтовня и смех. А когда эта туча опустилась на землю и снова выглянуло солнце, оказалось, что Злая Волшебница окружена несметным множеством Летучих Обезьян. Предводитель приблизился к Злой Волшебнице.

- Ты вызвала нас в третий, и последний раз. Чего же ты от нас хочешь?

- В моих владениях появились незваные гости. Летите и уничтожьте их всех до одного, кроме Льва, - распорядилась Волшебница. - Льва доставьте мне в замок, я буду запрягать его, как лошадь, - пусть работает.

- Слушаем и повинуемся, - сказал Предводитель, и Летучие Обезьяны, хохоча и болтая, взмыли в небо и полетели на восток.

Летучие Обезьяны отлично знали свое дело. Одни набросились на Железного Дровосека, схватили его и взлетели с ним в воздух. Оказавшись над скалистой местностью, они бросили его вниз с большой высоты. При падении он так разбился о камни, что не мог ни пошевелиться, ни даже простонать.

Другие Обезьяны напали на Страшилу. Они ловко выпотрошили из него солому, а шляпу, башмаки и одежду свернули в узелок и забросили на верхушку высокого-превысокого дерева.

Остальные Обезьяны, вооружившись крепкими веревками, обмотали ими Льва так, что он не мог не то что сопротивляться, а даже пошевелиться. Затем несколько Обезьян поднялись с ним в воздух и полетели обратно на запад. Они доставили его в замок Волшебницы, где его поместили в железную клетку с крепкими прутьями.

Дороти стояла с Тотошкой в руках, с ужасом наблюдая, как расправляются Летучие Обезьяны с ее дорогими друзьями, понимая, что вот-вот настанет и ее черед. Предводитель стаи подлетел к ней и уже протянул свои длинные волосатые руки, его лицо искривила злобная ухмылка, но в этот момент он увидел на ее лбу знак от поцелуя Доброй Волшебницы Севера. Он резко остановился, сделав своим приятелям знак не трогать девочку.

- Мы не смеем обидеть ее, - пояснил он другим Обезьянам. - Ее защищают Силы Добра, а Добро сильнее Зла. Мы только можем доставить ее в замок Волшебницы Запада и оставить там.

Осторожно, бережно, заботливо они помчали Дороти по воздуху, и не успела девочка оглянуться, как Обезьяны аккуратно опустили ее на землю у замка. После этого Предводитель Летучих Обезьян обратился к Волшебнице Запада с такими словами:

- Мы сделали все, что могли. Мы уничтожили Железного Дровосека и Страшилу. Лев крепко связан и находится в клетке. Но мы не в силах причинить вред ни девочке, ни собачке, которую она держит в руках. Твоя власть над нами кончилась, больше ты нас никогда не увидишь.

Разглядев алый след от поцелуя на лбу Дороти, Злая Волшебница встревожилась не на шутку. Это означало, что не только Летучие Обезьяны, но и она сама не может ничего поделать с девочкой. А когда она обнаружила вдобавок, что на ногах у девочки серебряные башмачки, то задрожала от страха. Она знала, какими чудесными свойствами они обладают. Сначала старухе захотелось бросить все и бежать куда глаза глядят. Но мельком взглянув на девочку, она обратила внимание на ее простодушный взор, и ей показалось, что та не догадывается о том, каким мощным оружием обладает. Поэтому колдунья злобно усмехнулась и подумала: "Я все равно сделаю ее своей рабыней, потому что ей и невдомек, что башмачки-то волшебные!" Она сказала Дороти строгим голосом:

- А ну-ка пойдем со мной. И заруби себе на носу: если ты не будешь меня слушаться, то я сделаю с тобой то, что Обезьяны сделали со Страшилой и Железным Дровосеком.

Дороти проследовала за ней через множество великолепных залов и комнат замка, пока они не пришли на кухню, где Волшебница приказала ей чистить кастрюли и сковородки, подметать пол и постоянно поддерживать огонь.

Дороти не посмела возражать. Она решила делать все, что ни прикажет Злая Волшебница. Она была рада, что та оставила ей жизнь.

Нагрузив работой Дороти, Волшебница решила, что теперь самое время пойти на задворки и постараться запрячь Льва. Ей пришла в голову блестящая мысль заставить его возить свою карету. Но когда она открыла дверь клетки. Лев испустил грозное рычание и бросился на нее с такой яростью, что старая ведьма еле-еле успела выскочить из клетки и захлопнуть за собой дверь.

- Если ты не станешь возить мою карету, - пригрозила она ему через прутья, - я уморю тебя голодом. Не будешь меня слушаться - не получишь пищи.

По ее распоряжению Льва не кормили. Каждый день она подходила к клетке и спрашивала:

- Будешь возить мою карету?

На что Лев неизменно отвечал:

- Нет. Только сунься ко мне в клетку, я тебя укушу!

Лев держался так стойко, потому что по вечерам, когда злая старуха засыпала, Дороти приносила ему еду из буфета. Поужинав, Лев опускался на соломенную подстилку, а Дороти ложилась рядом и клала голову на его мягкую косматую гриву. Они долго беседовали, утешая друг друга в своих горестях и пытаясь придумать план побега. Но из замка было не выбраться. День и ночь его охраняли Мигуны: они были верными рабами Злой Волшебницы и страшно боялись ослушаться ее.

День-деньской Дороти трудилась на кухне, и нередко Злая Волшебница угрожала побить ее старым зонтиком, который она всегда носила с собой. На самом деле она боялась ударить девочку, памятуя о следе поцелуя Волшебницы Севера, но Дороти не знала об этом и очень боялась и за себя, и за Тотошку. Однажды старуха ударила песика зонтиком, и он в отместку укусил ее за ногу. Из прокушенного места не пошла кровь: старуха была такой злобной и вредной, что вся кровь, что была в ней, высохла много лет назад.

Для Дороти наступили черные дни. Она понимала, что теперь ей и подавно не вернуться домой в Канзас. Иногда она сидела часы напролет и горько плакала, а Тотошка у ее ног то и дело заглядывал ей в глаза и уныло скулил, давая понять, как он сочувствует своей хозяйке. Тотошке было все равно, где жить - в Канзасе или Стране Оз, лишь бы рядом с ним была Дороти. Но он видел, что девочка страдает, и оттого страдал и сам.

Злой Волшебнице страшно хотелось завладеть серебряными башмачками, которые носила Дороти. Пчелы, волки и вороны валялись бездыханными. Золотая Шапка потеряла свои чудесные свойства, но если бы Злой Волшебнице достались серебряные башмачки, это возместило бы с лихвой потерю всего остального. Она постоянно следила, не снимет ли Дороти башмачки, чтобы можно было их украсть. Но Дороти так гордилась ими, что снимала их только когда принимала ванну или ложилась спать. Но старуха очень боялась темноты и потому не могла даже подумать, что можно войти в комнату Дороти, когда та спит, и взять башмачки. Воды же она боялась еще больше, чем темноты, и пока Дороти купалась, держалась от нее подальше. Она не только никогда не умывалась сама, но вообще делала все, чтобы на нее не попадала даже капля воды.

Волшебница Запада была на редкость хитрой и коварной особой, и она задумала план, который помог бы ей завладеть желанными башмачками. Посреди кухни она натянула железную проволоку, а потом с помощью колдовства сделала ее невидимой. И вот однажды Дороти, не ведая беды, шла по кухне. Вдруг она споткнулась о невидимую преграду и растянулась во весь рост. Девочка не ушиблась, но один из ее серебряных башмачков соскочил с ноги, и, прежде чем Дороти успела опомниться, старуха подхватила его и надела на свою костлявую ногу.

Злая Волшебница была в восторге. Даже если бы Дороти знала, как действуют волшебные башмачки, одного все равно было бы мало, чтобы отомстить старухе.

Девочка, увидев, что произошло, рассердилась и крикнула Волшебнице:

- Отдайте мой башмачок!

- Ни за что! - воскликнула та. - Теперь это мой башмачок.

- Вы противная старуха! - сказала Дороти. - Вы не имеете права!

- Подумаешь! - рассмеялась Волшебница. - Все равно башмачок останется у меня, а в один прекрасный день я отберу у тебя и второй! Попомни мои слова - непременно отберу!

Услышав эту угрозу, Дороти так рассердилась, что схватила ведро с водой и окатила старуху с головы до ног.

Та испустила вопль ужаса и, к великому изумлению Дороти, стала на глазах уменьшаться.

- Посмотри, что ты натворила! - крикнула старуха. - Теперь я растаю!

- Извините, я не хотела, - смущенно пробормотала Дороти, испуганно глядя, как Злая Волшебница тает, словно кусок коричневого сахара.

- Разве ты не знала, что в воде моя погибель? - простонала Волшебница.

- Конечно, нет, - сказала Дороти. - Откуда мне было это знать?

- Ну так знай, что еще немного, и от меня ничего не останется, и замок станет твоим. Я всегда была хитрой и коварной, но не могла и подумать, что меня уничтожит маленькая девчонка. Ты посмотри, полюбуйся, что ты наделала...

С этими словами Злая Волшебница осела на пол бесформенной бурой массой и стала растекаться лужей по чистым доскам кухонного пола. Увидев, что она почти вся растаяла, Дороти окатила пол из другого ведра и стала убирать грязь. Потом она вымела остатки за порог. Подобрав серебряный башмачок, Дороти вымыла его и насухо вытерла тряпкой, а затем снова надела на ногу. Обретя столь неожиданным образом свободу, она побежала к клетке и сообщила Льву, что царство Злой Волшебницы кончилось и они больше не пленники.