Read synchronized with  English  French  German 
< Prev. Chapter  |  Next Chapter >
Font: 

Зал в замке.
Входят Отелло, Дездемона, Кассио и свита.

Отелло

Любезный Кассио, сегодня ночью
Над стражею ты сам прими начальство.
Мы забывать о службе не должны
Среди забав и наслаждений наших.

Кассио

Я приказал уж Яго все, что нужно,
Но, несмотря на то, и лично сам
За всем следить я буду.

Отелло

Яго очень
Надежный человек. Спокойной ночи.
Я жду тебя поутру, Микаэль:
Мне нужно бы поговорить с тобою.
(К Дездемоне.)
Ну, милый друг, пойдем. Торг заключен,
Теперь с тобою мне пора плоды вкусить
И выгоды его, как должно, разделить.
Спокойной ночи.

Отелло, Дездемона и свита уходят.
Входит Яго.

Кассио

А, Яго! Хорошо, что ты пришел: нам пора отправляться в караул.

Яго

Еще не время, лейтенант: десяти часов не било. Генерал оставил нас так рано только из любви к своей Дездемоне... Да и нельзя винить его за это: он еще не проводил с ней ни одной ночи; а такая женщина доставила бы наслаждение самому Юпитеру.

Кассио

Она прелестная женщина!

Яго

И, ручаюсь вам, полная огня.

Кассио

Да, правда, это самое свежее и нежное созданье.

Яго

Что за глаза у нее! Так и вызывают на переговоры.

Кассио

Да, вызывающие глаза и, вместе с тем, полные такой скромности.

Яго

А когда она говорит, разве не вызывает на бой любовь?

Кассио

Да, надо сознаться, эта женщина - совершенство.

Яго

Да будет счастливо их брачное ложе! А между тем, лейтенант, у меня есть для вас бутылка вина, а здесь, вблизи, несколько кипрских молодцов, которые желали бы выпить за здоровье черного Отелло.

Кассио

Не сегодня, добрый Яго! Голова моя скверно переносит вино. Желал бы я очень, чтобы общительность придумала какой-нибудь другой способ увеселения.

Яго

Но ведь это все наши друзья. Один бокал, не больше. Я, пожалуй, буду пить за вас.

Кассио

Я уже выпил бокал сегодня, и то с водою, а видишь, какое действие он произвел на меня! Нет, я знаю свою слабость и не решусь испытать ее еще раз.

Яго

Да ведь сегодня ночь ликований. Наши молодцы просят...

Кассио

Где же они?

Яго

Здесь, в соседней комнате. Пожалуйста, позовите их сюда.

Кассио

Хорошо, но это не по сердцу мне. (Уходит.)

Яго

Пусть только мне удастся хоть один
Еще бокал к тому подбавить кубку,
Который он уж выпил - и наверно,
Задорнее и злее станет он,
Чем пес моей синьоры молодой.
А мой дурак, Родриго, в ком любовь
Уж без того рассудок омрачила,
Нарезаться как следует успел
В честь Дездемоны. Напоил я также
Цвет этого воинственного Кипра -
Трех молодцов-туземцев, в карауле
Стоящих здесь, людей ужасно пылких
И честь свою хранящих горячо.
Теперь одно осталось: сделать так,
Чтоб Кассио среди всех этих пьяниц
Какой-нибудь поступок совершил
Для острова обидный. Вот они!
О, если хоть немного оправдают
Последствия все замыслы мои,
То мой корабль, послушный парусам,
Помчит меня свободно по волнам!

Входят Кассио, Монтано и несколько кипрских
офицеров.

Кассио

Клянусь небом, они уже напоили меня.

Монтано

Ну, полно, всего-то маленький кубок - это верно, как то, что я солдат.

Яго

Эй, еще вина! (Поет.)

Пусть кубки стучат,
"Клинк! Клинк!" - говорят.
Пусть кубки стучат и звенят!
Солдат - человек;
Жизнь длится не век -
Так что же? Пусть выпьет солдат!

Эй, слуги! Вина!

Приносят вино.

Кассио

Славная, черт возьми, песня!

Яго

Я выучил ее в Англии. Вот где умеют пить как следует! Ваши датчане, ваши немцы, ваши толстобрюхие голландцы - ничто пред англичанами.

Кассио

Так ваши англичане такие молодцы на питье?

Яго

Еще бы! Англичанин совсем не пьян, когда датчанин уже с ног свалится, когда немец тоже лежит как мертвый, а голландца рвет.

Кассио

За здоровье нашего генерала!

Монтано

И я пью за него, лейтенант... Не отстаю от вас.

Яго

О, милая Англия! (Поет.)

Король Стефан вельможа славный был:
Штаны себе всего за крону сшил;
Но рассчитал, что дал шесть пенсов лишку
И обругал портного, как воришку.
Он знатен был, высокоименит;
В тебе же кровь презренная бежит.
От роскоши страна падет вернее -
Так надевай свой старый плащ скорее!

Эй, еще вина!

Кассио

Эта песня еще лучше, чем та.

Яго

Хотите прослушать еще раз?

Кассио

Нет, потому что я считаю того, кто так поступает, недостойным своего места. Но Бог выше всех: есть души, которые не должны быть спасены.

Яго

Это совершенно справедливо, добрый лейтенант.

Кассио

Что касается меня, то - не будь сказано в обиду генералу или другому какому-нибудь знакомому человеку - я надеюсь, что моя душа будет спасена.

Яго

Я то же самое думаю о себе, лейтенант.

Кассио

Да, но, с вашего позволенья, вы спасетесь не прежде меня. Лейтенант должен войти в царствие небесное прежде поручика. Однако... пора нам приняться за дело! Господи, прости нам прегрешения наши! Синьоры, за дело! Вы не думайте, синьоры, что я пьян. Вот это мой поручик - моя правая рука, а это - моя левая рука. Я не пьян. Я стою на ногах твердо и говорю твердо.

Все

Да, отлично!

Кассио

Совсем отлично. Стало быть, вы не должны думать, что я пьян... (Уходит.)

Mонтано

На террасу, синьоры! Идем расставить часовых.

Яго

Вы видели, каким отсюда вышел
Наш лейтенант? Как воин, он бы мог
Сравняться с Цезарем; он полководцем
Мог славным быть, когда б не эта слабость.
Достоинствам его она равна,
Как ночь и день во время равноденствий,
И велика, как и они велики.
Жаль мне его! Боюсь я, чтобы он
Когда-нибудь в такую же минуту
Не обратил доверия Отелло
К его лицу в несчастие для Кипра!

Mонтaно

Да разве с ним бывает это часто?

Яго

Таков всегда пролог его ко сну.
Когда ж питье его не укачает -
Не будет спать, пожалуй, сутки он.

Mонтано

Так нужно бы об этом генерала
Уведомить; он, может быть, не знает
Иль, может быть, по доброте своей,
Хорошее лишь видит в лейтенанте,
Дурного же не хочет видеть. Да?

Входит Pодpиго.

Яго
(тихо ему)

Родриго, ты? Зачем? Ступай скорее
За Кассио. Беги же!

Родриго уходит.

Mонтано

Очень жаль,
Что благородный мавр такое место
Важнейшее, как место лейтенанта,
Отдал лицу с таким большим пороком,
И чести долг - об этом довести
До сведенья Отелло.

Яго

Да, но только
Не я возьмусь за это, хоть давай
Мне целый Кипр. Я Кассио душевно
Люблю, и все я сделать бы готов,
Чтоб излечить его от этой страсти.
Но, слышите, что там за шум и крик?

За сценой крики: "Помогите! Помогите!"
Вбегает Родриго, преследуемый Кассио.

Кассио

Мошенник! Плут!

Монтано

Что, лейтенант, случилось?

Кассио

Подлец! Меня обязанностям службы
Учить! Да я в дорожную бутылку
Тебя вобью.

Родриго

Бить, бить меня!

Кассио

Бездельник,
Ты рассуждать еще задумал!
(Бьет его.)

Mонтано

Полно!
Любезный лейтенант, сдержите руку,
Пожалуйста.

Кассио

Оставьте вы меня,
Иль я и вам сверну сейчас же челюсть.

Moнтано

Вы пьяны.

Кассио

Пьян!

Они обнажают мечи и дерутся.

Яго
(тихо Родриго)

Не медли ни минуты,
Беги скорей, кричи, зови на помощь!

Родриго уходит.

Ах, лейтенант, синьор, остановитесь!
На помощь! Эй! Монтано! Лейтенант!
Синьоры, помогите! Ну, уж стража!

Звонят.

Кто там звонит? Да полно драться, черти!
Поднимется весь город. Лейтенант,
Опомнитесь! Не навлекайте срама
На голову свою. Ну, перестаньте!

Входят Отелло и свита.

Отелло

Что здесь за шум?

Mонтано

Я истекаю кровью,
Я ранен насмерть - пусть и он умрет!

Отелло

Стой, если жизнь вам дорога обоим!

Яго

Постойте же! Монтано! Лейтенант!
Иль вы совсем забыли долг и место?
Одумайтесь - пред вами генерал!
Довольно же! Хоть постыдитесь! Полно!

Отелло

В уме ли вы? Что значит эта ссора?
Из-за чего она? Мы турки, что ли,
Что делаем то над собой, чего
Бог не велит и оттоманам делать?
Довольно же! Для чести христианства
Окончите сейчас ваш дикий бой!
Кто ж бешенства не укротит сейчас же,
Тот жизнию не дорожит. Клянусь,
Он встретит смерть при первом же движеньи.
Остановить скорее страшный звон;
Он остров весь встревожит. Что ж, синьоры,
Случилось здесь? Мой честный Яго, ты
Весь побледнел, как мертвый. Говори же,
Кто начал? Жду ответа от тебя.

Яго

Не знаю. Здесь, за несколько минут,
Мы все еще друзьями были, мирно
Болтали все, как пара новобрачных
Беседуют, сбираясь спать - вдруг,
Как будто бы лишила их рассудка
Какая-то планета; обнажили
Они мечи, и схватка началась
Кровавая. Причину жаркой ссоры
Я не могу никак вам объяснить.
Ах, отчего в каком-нибудь блестящем
Сражении я не лишился ног,
Меня сюда принесших, чтобы сделать
Свидетелем того, что было здесь!

Отелло

Как, Микаэль, вы так могли забыться?

Кассио

Ах, генерал, простите! Не могу
Я говорить...

Отелло

Монтано благородный,
Приличием вы славились всегда.
Смирение и строгость вашей жизни
Заметил свет, и самый строгий суд
Всегда держал в почтеньи ваше имя.
Что ж вас могло заставить пренебречь
Общественным вниманием и славу
Почтенную вдруг променять на имя
Разбойника ночного? Отвечайте!

Монтано

Отелло доблестный, я сильно ранен
И говорить едва могу; но Яго,
Поручик ваш, вам может рассказать
Все то, что мне известно, а известно
Мне лишь одно, что если охранять
Самих себя не значит быть преступным
И защищать себя от нападений
Насильственных не значит согрешать,
То ничего сегодня ночью я
Не совершил и не сказал дурного.

Отелло

Свидетель Бог, я чувствую, что кровь
Уж начала осиливать мой разум.
Я чувствую, что страсть уж омрачает
Рассудок мой и хочет править мной.
Пусть двинусь я, пусть подыму я руку -
И упадет под яростью моей
Первейший среди вас. Так объясните,
Как начался здесь этот гнусный спор
И кто его зачинщик? А узнав
Виновного, расстанусь с ним навеки,
Хоть будь со мной рожденьем связан он.
Как, в городе военном, где боязнью
Полны сердца всех жителей, начать
Домашнюю, позорнейшую ссору,
И в час ночной притом, и в карауле!
Чудовищно! Ну, Яго, кто зачинщик?

Mонтaно

Смотри, коль ты по службе иль из страха
Служебного хоть что-нибудь прибавишь
Иль уменьшишь - ты не солдат.

Яго

Зачем
Меня задеть ты хочешь за живое?
Скорей бы я решился, чтоб язык
Мой вырвали из горла, чем дурное
Хоть что-нибудь о Кассио сказать;
Но знаю я, что мой рассказ правдивый
Не повредит ему. Вот, генерал,
Как было все. С Монтано здесь сидел я,
Беседуя; вдруг видим - человек
Вбегает к нам, стеная: "Помогите!",
А Кассио бежит за ним и, меч
Свой обнажив, грозит ему. Монтано
Бросается на Кассио и молит
Сдержать порыв; а я сейчас в погоню
За крикуном, боясь - что так и вышло -
Чтоб крик его не потревожил город;
Но легок он был на ногу, и я
Догнать не мог и поспешил вернуться,
Тем более, что слышал звук мечей
И страшные проклятия такие,
Каких еще у Кассио в устах
До этих пор я не слыхал. Вернувшись,
Я их застал уже в свирепой схватке,
Точь-в-точь как вы застали сами их.
Вот все, что я сказать могу. Но люди
Всегда одни и те же. Самый лучший
Забыться в состояньи. Может быть,
И оскорблен Монтано лейтенантом:
Ведь в бешенстве и с лучшими друзьями
Мы ссоримся; но убежден я в том,
Что Кассио бежавшим человеком
Был оскорблен так сильно, что не мог
Не потерять терпенья.

Отелло

Знаю, Яго,
Что, добротой и дружбой увлеченный,
Ты Кассио вину смягчить желаешь.
(К Кассио.)
Я, Кассио, люблю тебя, но ты
От этих пор не лейтенант мой больше.

Входит Дездемона со свитою.

Отелло

Смотрите - вы и милую мою
Встревожили.
(К Кассио.)
Да, на тебе явлю я
Пример другим.

Дездемона

Что здесь случилось, милый?

Отелло

Так, ничего; теперь уже все дело
Улажено. Пойдем домой, мой друг.
Что ваших ран касается, Монтано,
Так я у вас хирургом буду сам. -
Пусть отведут его домой.

Монтано уводят.

Ты ж, Яго,
Заботливо весь город обойди
И успокой всех тех, кто гнусной схваткой
Встревожен был. Идем же, Дездемона.
Уж такова жизнь воина: вставать
От сладких снов для распрей и раздоров.

Уходят все, кроме Яго и Кассио.

Яго

Что, вы ранены, лейтенант?

Кассио

Да, и никакой хирург не поможет мне.

Яго

Что вы? Боже сохрани!

Кассио

Доброе имя, доброе имя, доброе имя!... О, я потерял мое доброе имя! Потерял бессмертную часть самого себя, а осталась только животная! Мое доброе имя, Яго, мое доброе имя!..

Яго

А я, честное слово, думал, что вы получили какую-нибудь телесную рану: от нее больше вреда, чем от потери доброго имени. Доброе имя - пустое и совершенно лживое достояние; оно часто и добывается даром, и теряется без особой причины. Вы совсем не потеряли доброго имени, если сами не уверите себя, что потеряли. Полно горевать! Есть еще много средств возвратить милость генерала. Ведь он отставил вас в минуту гнева и больше по правилам дисциплины, чем по злобе, точно так, как иногда бьют невинную собаку, чтобы устрашить грозного льва. Попросите его - он опять ваш.

Кассио

Я скорее попрошу, чтобы он презирал меня, чем обману такого отличного начальника, явившись таким легкомысленным, пьяным и бесстыдным офицером! Напиться и заболтать, как попугай, и затеять ссору, бушевать, ругаться и высокопарно разговаривать со своею собственною тенью... О ты, невидимый дух вина! Если у тебя нет еще никакого имени, позволь нам называть тебя дьяволом!

Яго

За кем это вы гнались с мечом? Что он сделал вам?

Кассио

Не знаю.

Яго

Может ли быть?

Кассио

Я помню многое, но ничего не помню ясно; знаю, что была ссора, но не знаю ее причины. О Господи! Зачем люди могут принимать в свои души врага, убивающего их рассудок? Зачем нам дана способность весельем, пирами, наслаждениями обращать себя в животных?

Яго

Положим, что это так, но вы теперь совершенно пришли в себя; как могло это случиться так скоро?

Кассио

Демону опьянения было угодно уступить место демону ярости; один порок повлек за собою другой, чтобы дать мне возможность вполне презирать себя.

Яго

Ну, уж вы слишком строгий моралист! Принимая в соображение время, место и положение, в котором находится этот остров, я душевно желал бы, чтобы всего этого не случилось; но так как что сделано - то сделано, надо уладить все в вашу пользу.

Кассио

Положим, что я попрошу его возвратить мне должность: он ответит мне, что я пьяница. Будь у меня столько ртов, сколько у гидры, такой ответ зажал бы все эти рты. Быть порядочным человеком и потом сделаться безумным, а наконец, и животным!... О, страшно! Каждый лишний кубок проклят, а то, что заключается в нем - дьявол!

Яго

Полно, полно! Хорошее вино - славное, милое создание, если только с ним обходиться как следует. Перестаньте бранить его. Я думаю, добрый лейтенант, что вы уверены в любви моей к вам.

Кассио

В этом я совершенно убедился. Я напился в стельку!

Яго

Вы и всякий другой может подчас напиться. Я научу вас, что делать. В настоящее время у нас генеральша - генерал. Говорю это потому, что Отелло совершенно посвятил себя созерцанию, рассматриванию и обожанию ее красоты и прелестей. Сознайтесь ей откровенно во всем и надоедайте ей просьбами, чтобы она помогла вам снова получить вашу должность... Она такая откровенная, добрая, милая женщина, что считает пороком не сделать даже больше того, о чем ее просят. Умоляйте ее спаять это расторгнутое звено между вами и ее мужем - и я закладываю все мое состояние против самой пустой вещи, что этот разрыв сделает вашу дружбу еще сильнее прежнего.

Кассио

Твой совет хорош.

Яго

Ручаюсь искренностью моей любви и желания вам добра.

Кассио

Верю от души и завтра утром буду умолять добродетельную Дездемону похлопотать обо мне. Я совершенно отчаюсь в моем счастье, если оно и тут обманет меня.

Яго

Конечно, так. Доброй ночи, лейтенант. Я должен идти в караул.

Кассио

Доброй ночи, честный Яго. (Уходит.)

Яго

Ну, кто бы мог сказать, что поступаю
Бесчестно я? Совет мой так хорош,
Так искренен: он - самый верный путь,
Чтоб вновь снискать расположенье мавра.
Ведь ничего нет легче, как склонить
Для доброго поступка Дездемону,
Которую природа создала,
Как вольные стихии, благотворной;
А ей легко склонить его на все:
Он для нее готов отречься даже
От своего крещенья, от печатей
И символов спасенья. Сердце мавра
Так пленено любовью к ней одной,
Что каждый раз, как ей придет желанье
Повластвовать над слабостью его,
Она сейчас устроит все, расстроит
И сделает все, что угодно ей.
Так можно ли сказать, что негодяй я,
Коль Кассио я указую путь
Такой прямой, к его добру ведущий?
О духи тьмы, когда чернейший грех
Из всех грехов вы совершить хотите,
То кроете его сперва, как я,
Под светлою, небесною личиной!
Да, между тем как этот честный дурень
Умолит Дездемону пособить
Его беде и станет неотступно
Она просить у мавра за него -
Я отравлю Отелло слух намеком,
Что действует в ней просто страсть плотская;
И чем она просить сильнее будет
За Кассио, тем больше уменьшаться
Доверие Отелло будет к ней.
Так действуя, в древесную смолу
Я превращу ее всю добродетель,
Из доброты ж ее сплету я сеть
И ею всех покрою.

Входит Pодpиго.

Яго

Что, Родриго?

Родриго

То, что в этой охоте я участвую не как охотящаяся собака, но только как лающая. Мои деньги почти все издержаны, сегодня ночью меня порядочно поколотили, а кончится все это, кажется, тем, что я только приобрету за все мои неприятности немного опытности и решительно без денег, с небольшим запасом рассудка вернусь в Венецию.

Яго

Как жалки те, в которых нет терпенья!
Где рана та, которую бы вдруг
Мы залечить могли? Ты знаешь сам,
Мы действуем не колдовством, а только
Одним умом; а ум наш подчинен
И времени задержкам. Разве дурно
Идут дела? Ведь Кассио тебя
Ударил - ну, а ты безделкой этой
Успел его от места удалить.
Хоть есть плоды, которые без солнца
Растут, но те, что прежде зацветут -
И прежде созревают. Жди спокойно.
Однако вот и утро настает.
Средь этих дел и этих удовольствий
Не видишь, как проносятся часы.
Ступай домой, потом узнаешь больше.
Иди, прощай.

Родриго уходит.

Теперь два дела сделать
Мне предстоит: подбить мою жену,
Чтобы она за Кассио просила
У госпожи своей; а самому
Куда-нибудь, меж тем, уйти с Отелло
И после с ним вернуться так, чтоб он
Мог Кассио застать с своей женою.
Да, это путь вернейший - и за дело,
Не мешкая, я принимаюсь смело.
(Уходит.)