Read synchronized with  English  French  German 
< Prev. Chapter  |  Next Chapter >
Font: 

Комната в замке.
Входят Отелло и Эмилия.

Отелло

Так ничего не видела ты?

Эмилия

Нет,
И ничего не слышала; мне даже
Подозревать не привелось!

Отелло

Однако
Ты Кассио встречала вместе с ней?

Эмилия

Встречала, да; но ничего дурного
Не видела, хоть каждый слог их речи
Я слышала.

Отелло

Как, неужель они
Между собой ни разу не шептались?

Эмилия

Нет, никогда.

Отелло

И от себя ни разу
Тебя не отсылали?

Эмилия

Никогда.

Отелло

Как будто бы за веером, за маской...

Эмилия

Нет, генерал, ни разу.

Отелло

Непонятно!

Эмилия

В том, что она невинна, я готова
Душой своей ручаться; если ж вы
Другого мненья - измените мысли:
Они мутят напрасно ваше сердце.
Когда внушил сомненье это вам
Какой-нибудь, бездельник, пусть его
Постигнет то проклятие, что небо
На змея-искусителя послало!
Уж ежели она не беспорочна,
И не верна, и нечиста душой,
Так нет мужей счастливых в этом мире:
Чистейшая из жен тогда гнусна,
Как клевета.

Отелло

Зови ее ко мне.

Эмилия уходит.

В защиту ей она сказала много.
Да ведь и то - она простая сводня,
Так говорить умеет хорошо.
О, хитрое, лукавое творенье,
Замок и ключ гнуснейших самых тайн!
А тоже ведь колени преклоняет
И молится - я это видел сам!

Входят Дездемона с Эмилией.

Дездемона

Что хочет мой любезный повелитель?

Отелло

Поди сюда, голубка.

Дездемона

Что такое?

Отелло

Дай мне взглянуть в глаза твои. Смотри
В мое лицо.

Дездемона

Что значит эта прихоть?

Отелло
(Эмилии)

А ты ступай к занятиям своим.
Любовников наедине оставьте,
Заприте дверь. Чуть будет кто идти,
Ты знак подай нам кашлем или криком:
В таких делах ты сведуща. Ну, прочь!

Эмилия уходит.

Дездемона

О, растолкуй, молю я на коленях,
К чему ведет, что значит речь твоя?
В твоих словах я только вижу ярость,
Но темен мне смысл этих самых слов.

Отелло

Скажи, кто ты?

Дездемона

Твоя, мой повелитель,
Покорная и верная жена.

Отелло

Клянись же в том: сама себя ты аду
Отдай теперь, а то ведь даже черти,
Взглянув в твое небесное лицо,
Тебя схватить, пожалуй, побоятся.
Так осуди сама себя вдвойне.
Клянись, что ты верна мне.

Дездемона

Бог свидетель!

Отелло

Свидетель Он, что ты, как ад, коварна.

Дездемона

Против кого и в чем? Кто мой сообщник?

Отелло

О Дездемона, прочь, прочь, прочь!

Дездемона

Увы!
Ужасный день! О чем, скажи, ты плачешь?
Ужели я причина этих слез?
Ты думаешь, быть может, что отец мой
Виной тому, что вызвали тебя
В Венецию; но я невинна в этом.

Отелло

О, если бы угодно было небу
Тяжелые послать мне испытанья,
На голову открытую мою
Полить дождем печали, посрамленья,
Зарыть меня по губы в нищету,
Сковать меня и все мои надежды -
Я бы нашел в сердечном уголке
Терпения хоть каплю; но чтоб сделать
Недвижною статуею меня,
Чтоб на нее указывало пальцем
Ленивое, холодное презренье -
Да нет, и то я снес бы без труда.
Но здесь, где то, в чем заключил я душу,
Где жизнь моя и без чего мне - смерть;
Здесь, где фонтан, откуда жизнь струится
И без чего иссякнуть должно ей -
Где это все уходит вдруг навеки,
Иль лужею становится, затем
Чтоб мерзкие в ней гады разводились -
О, тут свой вид ты изменяй, терпенье,
Ты молодой, румяный херувим,
И в адскую наружность облекися!

Дездемона

Я все-таки надеюсь, что уверен
Ты в чистоте моей.

Отелло

О да, конечно,
Как в чистоте тех мух мясных рядов,
Что в мерзости роятся от рожденья!
О зелье, одуряющее чувства
Пленительным таким благоуханьем,
Чудесною такою красотой...
Уж лучше бы ты не рождалась вовсе!

Дездемона

Но в чем же мой неведомый мне грех?

Отелло

В чем грех? Ужли ж затем создали эту
Прекрасную бумагу, эту книгу
Чудесную, чтоб написать на" ней:
"Презренная блудница!" В чем твой грех?
О, собственность общественная! Если б
Твои дела рассказывать я вздумал,
Лицо мое плавильной печью стало б
И в пепел бы вся скромность обратилась.
В чем грех? В чем грех? Да знаешь ли, что небо
От дел твоих нос зажимает свой,
И месяц жмурится, и наглый ветер,
Целующий все встречное - и тот
В подземные скрывается пещеры,
Чтоб дел твоих негодных не слыхать?
Бесстыдная блудница!

Дездемона

Видит Бог,
Что ты меня напрасно оскорбляешь.

Отелло

Не потаскушка ты?

Дездемона

Чиста я - это верно,
Как верно то, что христианка я!
Когда себя оберегать для мужа
От рук чужих, объятий беззаконных,
Не быть блудницей значит - не блудница
Твоя жена.

Отелло

Ты - не блудница? Ты?

Дездемона

Нет, нет, клянусь души моей спасеньем!

Отелло

Возможно ли?

Дездемона

О Господи, помилуй!

Отелло

Ну, извини; а я тебя считал
Венецианской хитрою девчонкой,
Успевшей за Отелло выйти замуж.

Входит Эмилия.

Отелло

Ну, милая привратница в аду,
Мы кончили. На вот тебе за труд.
Открой мне дверь и сохрани все в тайне.
(Уходит.)

Эмилия

Ах, Боже мой! Что это сталось с ним?
Что вздумал он? Сударыня, что с вами?
Что, добрая синьора?

Дездемона

Право, я
Как в полусне.

Эмилия

Да что с ним приключилось?

Дездемона

С кем?

Эмилия

"С кем"? Да с ним, понятно, с господином
Моим.

Дездемона

Твоим? А кто твой господин?

Эмилия

Тот, кто и ваш. О, добрая синьора:
Супруг ваш.

Дездемона

Нет супруга у меня!
Не говори, Эмилия, со мною:
Я отвечать могла бы лишь слезами,
Но не могу я плакать. Постели
Мне брачные сегодня простыни
Да не забудь, смотри! И попроси
Ты мужа своего сейчас сюда.

Эмилия

Ну, новости, признаться!
(Уходит.)

Дездемона

Так поступить - так поступить со мной!
И чем могла подать я мужу повод
Жестоко так подозревать меня?

Входят Эмилия с Яго.

Яго

Что приказать угодно вам, синьора?
Что сделалось?

Дездемона

Не знаю, как сказать.
Тот, кто детей учить берется, должен
К ним снисходить, наказывать легко.
Так и ему меня довольно было б
Лишь побранить: ведь, в самом деле, я
Еще дитя.

Яго

Да что же тут случилось?

Эмилия

Ах, Яго, так синьору оскорбил
Наш генерал, такими он осыпал
Постыдными названьями ее,
Каких не снесть порядочному сердцу.

Дездемона

Достойна ль я, скажи, таких имен?

Яго

Каких имен, почтенная синьора?

Дездемона

Какие муж сейчас мне надавал.

Эмилия

Ее назвал он просто потаскушкой.
Да слов таких не станет говорить
Любовнице своей и пьяный нищий.

Яго

За что же он?

Дездемона

Не знаю; знаю только,
Что я не то, чем он назвал меня.

Яго

Ну, полноте, не плачьте, перестаньте!
Ах, что за день!

Эмилия

Неужли для того
Она таким почетным отказала
Искательствам? Неужли для того
Оставила отца, друзей, отчизну,
Чтоб имя потаскушки здесь носить?
Тут всякий бы заплакал поневоле.

Дездемона

Таков уж мой несчастнейший удел!

Яго

Будь проклят он за это! Как такое
Безумие напало на него?

Дездемона

То знает Бог!

Эмилия

Я дам себя повесить,
Коль клеветы такой не распустил,
С желанием добыть себе местечко,
Какой-нибудь презренный негодяй,
Какой-нибудь бездельник, подлипало,
Какой-нибудь подлейший, льстивый раб!
Да, это так, иль пусть меня повесят!

Яго

Фи, да таких людей на свете нет!
Не может быть!

Дездемона

А если есть такие,
Прости им Бог!

Эмилия

Нет! Виселица пусть
Простит! Пусть ад его все кости сгложет!
Ну, из чего муж обругал ее
Развратницей? Да разве кто за нею
Ухаживал? И где? И как? Когда?
Нет, верно, мавр обманут негодяем,
Бездельником, мерзавцем, подлецом...
О, если бы угодно было небу
Разоблачать подобных молодцов
И плеть влагать во все честные руки,
Чтоб, обнажив мерзавцев этих, гнать
Чрез целый мир, от запада к востоку!

Яго

Да говори потише.

Эмилия

Проклят будь
Тот клеветник! И ты таким мерзавцем
Когда-то был сбит с толку и меня
Стал ревновать к Отелло.

Яго

Ты рехнулась,
Мне кажется. Ну, полно, перестань!

Дездемона

Что делать мне, скажи, мой добрый Яго,
Чтоб мужа вновь с собою примирить?
О добрый друг, сходи к нему! Свидетель
Небесный свет, что неизвестно мне,
За что любовь его я потеряла.
Клянуся всем, колени преклонив:
Когда любовь его я оскорбила
Хоть раз один иль мыслью, или делом,
Когда мой взор, мой слух, другое чувство
Пленялися хоть кем-нибудь другим;
Когда его я не люблю всем сердцем,
Как и любила прежде, как и буду
Всегда любить, хотя бы он разводом
Отверг меня - о пусть тогда покой
Расстанется навек с моей душою!
Всесилен гнев; его же гнев способен
Взять жизнь мою, но не отнять любовь!
"Развратница"! Мне тяжко повторять
Название такое. Это слово
Противно мне. Да всех бы благ мирских
Я не взяла, чтобы на то решиться,
За что дают названье это нам.

Яго

Я вас прошу, синьора, успокойтесь:
Ведь это в нем минутный только гнев.
Расстроен он делами государства
И выместил досаду всю на вас.

Дездемона

О, если б так!

Яго

Я в этом вам ручаюсь.

Трубы.

Но слышите? То к ужину зовут:
Вас ждут послы Венеции. Не плачьте,
Идите к ним. Все будет хорошо!

Дездемона и Эмилия уходят. Входит Pодpиго.

Ну что, Родриго?

Родриго

Мне кажется, что ты нечестно поступаешь со мною.

Яго

Это отчего?

Родриго

Да ты каждый день выдумываешь мне какую-нибудь новую увертку и, как мне кажется, более отдаляешь от меня всякую надежду, чем приближаешь меня к цели моих желаний. Право, я долее не могу терпеть, да и не знаю, простить ли тебя за то, что я уже, по глупости своей, перенес?

Яго

Выслушай меня, Родриго.

Родриго

Много я слушал уже: между твоими словами и исполнением нет ничего родственного.

Яго

Ты совершенно несправедливо обвиняешь меня.

Родриго

Обвиняю очень основательно. Я истратил все мое состояние. Даже половина брильянтов, которые я передавал тебе для Дездемоны, соблазнила бы и весталку. Ты сказал мне, что она приняла их, и надавал обещаний на скорую взаимность с ее стороны, но до сих пор я ничего не вижу.

Яго

Хорошо, хорошо, продолжай!

Родриго

"Хорошо, продолжай"! Я не могу продолжать, да это и нехорошо. Клянусь этой рукой, ты поступаешь гадко, и я начинаю убеждаться, что ты надуваешь меня.

Яго

Очень хорошо.

Pодриго

Говорю тебе, что совсем нехорошо. Я сам объяснюсь с Дездемоной: если она возвратит мне мои брильянты, я откажусь от ухаживанья и раскаюсь в моих противозаконных исканиях; в противном же случае, будь уверен, я потребую удовлетворения от тебя.

Яго

Ты кончил?

Родриго

Да, и не сказал ничего такого, чего твердо не решился сделать.

Яго

Ну, теперь я вижу, что у тебя есть характер, и с этой минуты начинаю иметь о тебе лучшее мнение, чем имел до сих пор. Дай мне руку, Родриго. Ты совершенно справедливо усомнился во мне, но все-таки, клянусь, я честно действовал в твоем деле.

Родриго

Это незаметно.

Яго

Да, действительно незаметно, и твое сомнение не без основания. Но, Родриго, если в тебе есть действительно то, что я надеюсь найти в тебе теперь гораздо больше, чем прежде, то есть решимость, мужество и храбрость, то докажи это сегодня же ночью. И если в следующую ночь за этим Дездемона не будет принадлежать тебе - сживай меня со свету изменнически и выдумывай для меня какие хочешь пытки.

Родриго

Но в чем же дело? Благоразумно ли, удобоисполнимо ли оно?

Яго

Из Венеции получено предписание, чтобы Кассио занял место Отелло.

Родриго

Будто? Стало быть, Отелло и Дездемона возвратятся в Венецию?

Яго

О нет! Он едет в Мавританию и увозит с собою прекрасную Дездемону, если только его пребывание здесь не задержится чем-нибудь особенным, а этого нельзя ничем устроить так хорошо, как удалением Кассио.

Родриго

Как же ты думаешь удалить его?

Яго

Да сделав его неспособным занять место Отелло - размозжив ему голову.

Родриго

И ты хочешь, чтоб это я сделал?

Яго

Да, если ты решишься похлопотать о своей пользе и отомстить за себя. Сегодня он ужинает у своей любовницы, и я тоже отправлюсь туда. Он не знает еще о своем по- четном назначении. Если ты хочешь подстеречь его при возвращении оттуда - а я устрою так, что это будет между двенадцатью и часом, - то можешь как угодно распорядиться с ним. Я буду поблизости, чтобы помочь тебе, и он будет иметь дело с нами обоими. Ну, чему ты так изумляешься? Пойдем со мною; дорогою я так хорошо докажу тебе необходимость его смерти, что ты почтешь себя обязанным сделать это дело. Час ужина наступил, и ночь быстро приближается. К делу!

Родриго

Мне бы хотелось, однако, чтоб ты представил мне еще некоторые побудительные причины этого убийства.

Яго

И я исполню твое желание.

Уходят.