Read synchronized with  German  English  French  Finnish 
< Prev. Chapter  |  Next Chapter >
Font: 

Парадный зал в замке.

Трубы. Входят король, королева, Гамлет, Полоний, Лаэрт, Вольтиманд,
Корнелий, свита.

Король

Как ни свежо еще воспоминанье
О нашем дорогом умершем брате,
Как ни законно нам и государству
Скорбеть о нем, но разум над природой
Верх одержал, и, помня наше горе,
Мы также помышляем о себе.
Так, бывшую сестру и королеву-
Наследницу воинственной страны -
Мы ныне нарекли своей супругой,
С подавленною радостью в душе,
С улыбкой и слезами на лице,
Смеясь при гробе и грустя на свадьбе,
Разбавив поровну печаль с весельем, -
И вашей мудростью наш брак одобрен,
За что приносим благодарность вам.
Затем скажу вам: юный Фортинбрас,
Считая нас беспомощным чрезмерно
И думая, что наше королевство
Со смертью брата очень ослабело,
Настолько поддался своим мечтаньям,
Что к нам осмелился прислать послов,
Через которых требует возврата
Земель, утраченных его отцом,
По праву перешедших к моему
Достойнейшему брату. Но о том
Довольно. А теперь о нашем деле
И цели настоящего собранья.
Мы дяде Фортинбраса, королю
Норвегии, письмо пошлем. Он стар
И болен, и навряд ему известно
Про замысел племянника, - пускай
Король его поукротит; тем больше
Что все приготовления к войне
В владениях норвежских происходят.
Мы просим вас, Корнелий, Вольтиманд,
С приветом съездить к старому монарху.
Уполномочиваем вас вести
Переговоры с ним согласно тех
Статей, какие есть в наказе нашем.
Простите и поспешностью явите
Свое усердье нам.

Корнелий и Вольтиманд

Готовы мы
Всегда его во всем вам доказать.

Король

Я доверяю вам. Счастливый путь.
(Вольтиманд и Корнелий уходят.)
Теперь, что скажете, Лаэрт? У вас,
Вы говорили, просьба к нам? Какая ж?
Со мною - датским королем - ведя
Разумно речь, беседа не бесплодна.
Что может пожелать Лаэрт, чего б
Я не исполнил и без просьбы даже?
Не ближе сердце голове, а руки
Не более служить готовы рту,
Чем твоему отцу корона наша.
Скажи, Лаэрт, в чем просьба?

Лаэрт

Государь,
Позвольте мне во Францию вернуться.
По долгу своему и доброй воле
Приехал я ко дню коронованья;
Священный долг исполнив, сознаюсь,
Что к Франции опять душа стремится
И ждет на это вашего решенья.

Король

Но ваш отец вас отпустить согласен?
Что скажет нам Полоний?

Полоний

Государь,
Он вымолил согласье у меня,
И я невольно уступил ему.
Пусть уезжает, если разрешите.

Король

Воспользуйся ж, Лаэрт, удачным мигом,
Располагай собою как угодно. -
А ты, племянник мой и сын мой, Гамлет...

Гамлет
(в сторону)

Сын - не совсем, и больше, чем племянник.

Король

Ты все еще под облаком печали?

Гамлет

Нет, государь, я слишком в блеске солнца.

Королева

Не омрачай себя, мой милый Гамлет,
И дружески взгляни на короля.
Довольно взоры опускать к земле,
Как бы ища в ней славного отца.
Ты знаешь - общий жребий умирать
Всему живущему и в вечность скрыться.

Гамлет

Да, это общий жребий, королева.

Королева

А если так, то почему же он
Необычайным кажется тебе?

Гамлет

Мне кажется? Нет, правда, королева,
Я никакого "кажется" не знаю.
Да, матушка, ни этот черный плащ,
Ни соблюденье траурной одежды,
Ни тяжкий стон взволнованной груди,
Ни взоры, полные обильных слез,
Ни выраженье грустного лица -
Ничто из всех уподоблений скорби
Не выяснит понятья обо мне.
Что кажется, то можно и сыграть,
Но что в душе, того не показать
Прикрасами, убранствами печали.

Король

Вот это хорошо, похвально, Гамлет,
Воздать дань скорби своему отцу.
Но ты, однако же, не знать не можешь,
Что каждый из людей терял отца,
И хоть обязан сын о том жалеть,
Но вечная печаль - упрямство злое
И недостойно истинного мужа,
Строптивость воли перед небесами
И дряблость сердца и незрелый ум.
Зачем же сетовать на неизбежность
Обыкновенного явленья! Полно!
То грех пред Богом, грех перед умершим,
Перед самой природой и рассудком,
Который постоянно говорит:
"Так быть должно". Оставь напрасный ропот
И посмотри на нас как на отца;
Пусть знает мир, что ты всех ближе нам,
Тебя мы любим, как родного сына.
Но ты вернуться хочешь в Виттенберг,
К наукам, - это не по сердцу нам.
Тебя мы просим нас не покидать, -
Будь утешеньем и отрадой нам,
Как первый из придворных, как племянник
И сын.

Королева

Ты просьбу матери своей,
Мой Гамлет, не оставишь без вниманья, -
От нас ты не уедешь в Виттенберг?

Гамлет

Мой долг повиноваться королеве.

Король

Вполне хороший, дружеский ответ.
Так будь же в Дании, как сами мы.
Идемте, королева; мне приятно,
Что Гамлет здесь охотно остается.
И нынче каждый наш заздравный кубок
Пальбою пушек небу возвестится,
А небеса на королевский тост
Откликнутся земным громам. Идем.

(Трубы. Все уходят, кроме Гамлета.)

Гамлет

О, если б жизнь столь крепкой этой плоти
Растаяла, росою испарилась;
О, если бы Предвечный Судия
Не называл грехом самоубийства!
О Боже, Боже, до чего противны,
И мелочны, и пошлы, и ничтожны
Деяния людей на этом свете!
Какая гадость мир! Он - сад бесплодный,
Заросший грубой, сорною травой;
Одно тлетворное владеет им!
И почему до этого дошло?
Два месяца, - нет, даже и не два, -
Как умер он - великий властелин,
Гиперион перед таким Сатиром!
А как он нежно мать мою любил -
Ее лица и ветер не касался!
Земля и небо! должен ли я помнить?
Она к нему пылала тою страстью,
Какой, казалось, не было конца.
И через месяц! Лучше и не думать.
Непостоянство - женщины названье.
Единый месяц... Не сносилась обувь,
В которой шла она, как Ниобея,
За бедным прахом моего отца!
И вот она, она!.. Творец небесный!
Зверь неразумный больше бы грустил!
Жена - и брата моего отца!
Мой дядя так же на него похож,
Как я на Геркулеса! Месяц только...
Еще глаза ее от слез притворных
Распухнуть не успели докрасна -
Она уж замужем. О гнусный пыл -
К кровосмешенью быстрая готовность!
Нет в этом доброго - и быть не может.
Терзайся, сердце! - нужно мне молчать.

(Входят Горацио, Марцелло и Бернардо.)

Горацио

Привет вам, принц!

Гамлет

Я рад вам, и, когда
Не ошибаюсь, вы - Горацьо?

Горацио

Он -
И постоянный ваш слуга, мой принц.

Гамлет

Нет, только добрый друг, а не слуга;
Да, мы друзья. Но что же вас могло
Привлечь из Виттенберга к нам? - Марцелло?

Марцелло

Мой добрый принц!

Гамлет

Я очень рад вас видеть.
(К Бернардо.)
Привет. Чем вам наскучил Виттенберг?

Горацио

Да обуяла леность, милый принц.

Гамлет

И враг ваш этим бы мой слух обидел.
Вы на себя клевещете, - не верю:
Я лености у вас не замечал.
Что ж за дела у вас здесь, в Эльсиноре?
Ведь прежде чем уедете отсюда,
Мы пьянствовать научим вас.

Горацио

Мой принц,
Я к п_о_хоронам короля спешил.

Гамлет

Не смейся надо мной, товарищ детства, -
На свадьбу матери моей спешил.

Горацио

Да, принц, одно другим сменилось быстро.

Гамлет

Расчет, расчет, Горацьо! С похорон
Холодных блюд хватило и на свадьбу.
Нет, легче встретиться с врагом на небе,
Чем пережить подобный день, Горацьо!
Отец мой... Кажется, его я вижу.

Горацио

Где, принц?

Гамлет

В очах души моей, Горацьо.

Горацио

Я знал его, - прекрасный был король.

Гамлет

Он совершенным человеком был, -
Ему подобного мне не увидеть.

Горацио

Он прошлой ночью словно мне являлся.

Гамлет

Являлся? Кто?

Горацио

Монарх, отец ваш, принц.

Гамлет

Монарх! Отец мой!

Горацио

Изумленье ваше
Умерьте на минуту, со вниманьем
Послушайте, - я расскажу вам чудо,
Чему свидетели вот и они.

Гамлет

Прошу во имя Бога, расскажи.

Горацио

Два раза уж Марцелло и Бернардо,
Стоя на страже, видели в полночь
На вашего отца похожий призрак,
Вооруженный с ног до головы.
Он величаво шествовал пред ними
Не далее длины его копья,
Являясь трижды их смущенным взорам.
И, пораженные великим страхом,
Они пред ним в оцепененье были.
Узнав от них об этом, в третью ночь
Я с ними сам отправился на стражу,
Где их рассказ на деле подтвердился:
В тот час и в том же виде дух явился, -
Я помню образ вашего отца:
Как эти руки меж собой похожи,
Так сходен дух с почившим королем.

Гамлет

Где это было?

Марцелло

Где стояли стражей.

Гамлет

И с ним вы говорили?

Горацио

Да, мой принц.
Но он молчал; раз, словно бы, желал
Заговорить, но тут запел петух -
И дух исчез...

Гамлет

Необычайно это.

Горацио

Клянусь вам жизнью, благородный принц,
Все это истинно, и мы сочли
За долг свой рассказать вам о виденье.

Гамлет

Да, да, но это так меня тревожит...
Вы нынче ночью будете на страже?

Марцелло и Бернардо

Да, принц.

Гамлет

Он был вооружен, сказали?

Марцелло и Бернардо

Да, принц.

Гамлет

Вполне?

Марцелло и Бернардо

От головы до ног.

Гамлет

Его лица вы, значит, не видали?

Горацио

Нет, видели, - наличник был открыт.

Гамлет

Смотрел он гневно?

Горацио

Нет, скорей печально.

Гамлет

Румян иль бледен был?

Горацио

Да, очень бледен.

Гамлет

И пристально глядел на вас?

Горацио

Все время.

Гамлет

Зачем я не был с вами!

Горацио

Но виденье
Вас ужаснуло бы.

Гамлет

Весьма возможно.
А долго ли он пробыл с вами?

Горацио

До ста
Успели б насчитать, не торопясь.

Марцелло и Бернардо

Нет, дольше, дольше!

Горацио

Но при мне не дольше.

Гамлет

А борода его была седая?

Горацио

Нет, с проседью такою ж, как при жизни..

Гамлет

Сегодня ждите и меня на страже:
Быть может, он опять придет.

Горацио

Наверно.

Гамлет

И если вновь он примет вид отца,
Я с ним заговорю, хотя б сам ад,
Разверзнувшись, мне повелел умолкнуть.
Я вас прошу, когда до этих пор
Хранили вы молчанье о виденье,
Молчите также в будущем о нем.
И что сегодня ночью б ни случилось -
Имейте в мыслях, но не на словах.
Я за любовь ко мне вознагражу.
Так встретимся мы в полночь на террасе.

Все

Готовы мы всегда служить вам, принц.

Гамлет

Я лишь любви от вас хочу. Простите.
(Все уходят, кроме Гамлета.)
Дух моего отца в оружье! Странно...
Здесь тайна есть. Скорей бы ночь настала.
До тех же пор терпи, моя душа!
Злодейства выползут на свет дневной,
Хоть их закрой собою шар земной!
(Уходит.)