Read synchronized with  German  English  French  Finnish 
< Prev. Chapter  |  Next Chapter >
Font: 

Покои королевы.

Входят королева и Полоний.

Полоний

Сейчас он будет здесь. Построже с ним.
Скажите, что ведет себя он дико,
Что, будучи защитницей ему,
Вы подвергаетесь большому гневу.
Я спрячусь тут. Итак, суровей с ним.

Королева

Ручаюсь за себя. Не беспокойтесь.
Вот он идет, я слышу, - удалитесь.
(Полоний прячется за ковром.)

Гамлет
(входя)

Что вам угодно, матерь, - говорите?

Королева

Ты оскорбил отца жестоко, Гамлет.

Гамлет

Отец мой вами оскорблен жестоко.

Королева

Твои слова безумье, Гамлет. Полно!

Гамлет

А ваши - преступление. Довольно!

Королева

Чт_о_ это значит, Гамлет?

Гамлет

Что угодно?

Королева

Да ты забыл, кто я?

Гамлет

Нет, нет, клянусь.
Вы королева, вы супруга дяди
И, к сожалению, вы - мать моя.

Королева

Так пусть с тобой другие говорят!

Гамлет

Останьтесь, сядьте и ни шагу с места:
Я зеркало открою перед вами,
Где отразится вся душа твоя.

Королева

Что хочешь сделать ты? Убить меня?
Ко мне, на помощь!.. Ах!

Полоний
(за коврами)

Сюда, на помощь!

Гамлет

А! мышь! Червонец об заклад - мертва!
Мертва!
(Пронзает мечом ковер.)

Полоний
(за коврами)

Убит я!

Королева

Горе! Что ты сделал?

Гамлет

Не знаю, что... Король?

Королева

Кровавое, безумное деянье.

Гамлет

Да, да, кровавое, почти такое ж,
Как умертвить властителя и стать
Женою брата мужа своего.

Королева

Что! Умертвить властителя - сказал?

Гамлет

Да, королева, это я сказал...
А ты, навязчивый, презренный шут,
Прости. Тебя я принял за другого -
Сановнее, - вини судьбу свою.
Губительна услужливость чрез меру.
Да не ломайте рук и успокойтесь.
Я растерзаю сердце вам, когда
Порок не превратил его в железо,
Не закалил до омертвенья чувства.

Королева

Но что ж я сделала? За что так строго
Меня коришь?

Гамлет

Такое преступленье,
Что скромности стыдливый лик тускнеет
И добродетель кажется притворством;
Любви невинной розы увядают
И превращаются в гнилую язву.
О, этим преступленьем брачный долг
Низводится до клятвы игрока,
И самый брак становится игрушкой.
Как перед днем последнего суда,
Проступок этот зажигает небо
И омрачает скорбью шар земной.

Королева

Увы, какое ж это преступленье,
Когда о нем одно воспоминанье
Уж вызывает страшную грозу?

Гамлет

Смотри сюда, на эти две картины:
На них представлены родные братья.
Что за величье в этих очертаньях:
Лицо Зевеса, кудри Аполлона,
Взор Марса - повелительный, суровый,
И стан Гермеса - вестника богов
На высоте заоблачной горы.
Все боги неба отразились в смертном
И дали миру образец созданья.
И это был твой муж. Теперь взгляни
Сюда: вот настоящий твой супруг!
Как колос Фараонова виденья,
Сожравший своего родного брата!
Но где ж глаза? И как с прекрасных гор
Упасть в болото и питаться им?
Иль ты слепа? Ведь это не любовь, -
В твои лета кровь не бурлит потоком,
А мирно служит доводам рассудка.
Что ж за рассудок был в такой замене?
Ведь есть же у тебя способность думать,
Иначе - что могла б ты понимать?
Но, видно, паралич разбил твой ум,
Само б безумье не ошиблось так
При выборе столь резкого несходства.
Глаза, слух, осязанье, обонянье
И даже часть больная добрых чувств
Так грубо обмануться не могла...
Утрачен стыд-уж больше не краснеют!
Да, если адский пыл в крови матроны,
То добродетель юности мятежной
Пусть тает воском в собственном огне!
И что порочного кипеть распутством,
Когда и самый лед горит пожаром,
И разум сводничает вожделенью?

Королева

О, Гамлет, замолчи! Ты в глубь души
Проник - и черных, вечных пятен ряд
Ее покрыл пред взорами моими.

Гамлет

И все же жить в поту любви зловонной
На мерзком ложе страшного разврата
И тешиться позорным наслажденьем
В болоте гнусного свиного хлева?

Королева

О, Гамлет, перестань! Твои слова
Кинжалами вонзаются в мой слух!

Гамлет

Убийца, злой, ничтожный негодяй,
Холоп, не стоящий и сотой доли
Убитого властителя! Король
Шутов и вор, схвативший с пьедестала
Великую корону и тайком
Ее унесший под своей одеждой.

Королева

Молчи!

Гамлет

Властитель из негодных лоскутов...
(Входит Дух.)
О, воины небесные, спасите,
Крылами вашими меня закройте!
Чего ты хочешь, образ величавый?

Королева

О Боже, он с ума сошел!

Гамлет

Меня не упрекать ли ты приходишь,
Что время провожу в бесплодном гневе,
Не исполняя грозный твой завет?
О, говори!

Дух

Не забывай. Я здесь
Затем, чтоб укрепить твою решимость.
Смотри, в каком смятенье мать твоя.
Утешь ее в ее борьбе душевной, -
У слабых страшен пыл воображенья.
Беседуй с ней.

Гамлет

Что с вами, королева?

Королева

Увы, с тобою что? Зачем глядишь
С таким сосредоточьем ты в пространство
И с воздухом бесплотным говоришь,
И мыслью дикою горит твой взор?
Как воины, поднятые тревогой,
Взвилися дыбом волосы твои,
И в них как словно бы проникла жизнь.
О милый сын, терпением холодным
Умерь огонь недуга твоего.
Кого ты видишь там?

Гамлет

Его! Его!
Смотри, как бледен он и как глядит!
Лицо такое и такой удел
И в камнях бы нашли себе участье:
О, отврати свой безотрадный взор, -
Ты уничтожишь им мою решимость,
И за тебя не кровь пролью, а слезы.

Королева

С кем говоришь?

Гамлет

Ты ничего не видишь?

Королева

Нет, ничего; хотя, чт_о_ здесь - все вижу.

Гамлет

И ничего не слышишь?

Королева

Ничего!
За исключеньем слов.

Гамлет

Гляди сюда:
Гляди - отец мой, как живой! Взгляни,
Вот он уходит, вот ушел.
(Дух исчезает.)

Королева

Все это
Лишь только плод расстроенного мозга, -
Безумие порою создает
Искуснейшие образы видений.

Гамлет

"Безумие"? Но пульс мой с вашим схож.
Его мелодия вполне здорова.
Что говорил я - не безумье было.
Хотите, я припомню все слова?
Так сумасшедший поступать не может.
О, не врачуй души бальзамом лести,
Свой грех считая за мое безумье.
Душевных ран бальзам тот не залечит,
Он лишь слегка затянет их; внутри ж
Незримый гной все будет разливаться
И заразит тебя кругом. Молись
За прошлое, грядущего страшись
И почвы плевелам не удобряй.
Не упрекай меня за эти речи.
В наш развращенный, ожиревший век
И добродетель ползает пред злом,
Моля позволить быть ему защитой.

Королева

Ты надвое рассек мне сердце, Гамлет!

Гамлет

Отбрось, отбрось его гнилую часть
И, обновленная, живи с здоровой.
Прости. Не разделяй же ложа с дядей,
Хоть с виду добродетельною будь,
Коль нет ее. Чудовище-привычка,
Уничтожающая в нас благое,
И ангелом бывает иногда -
Через нее нам добрые деянья
Отрадны так, как легкие одежды.
И стоит только воздержаться нынче,
Как завтра ж воздержанье будет легче,
Чем далее, тем легче. О, привычка
Срывает и клеймо самой природы.
Волшебное могущество ее
И демона способно укротить
И выгнать вон. Еще раз, доброй ночи.
Теперь благослови меня, когда
Сама от Бога ждешь благословленья.
(Указывая на Полония.)
А этого мне жаль. Но небесам
Угодно нас с ним вместе наказать.
Я исполнитель воли их и меч.
За смерть его ответить я сумею.
Ночь добрая. И если был жесток,
То из любви к тебе. Зло свершено,
Но худшее недалеко. Два слова...

Королева

Скажи, что делать мне?

Гамлет

Отнюдь не то,
О чем просил. Пусть жирный ваш король
Опять вас привлечет на ложе страсти
И щиплет щеки, мышкой называет,
Пускай за пару грязных поцелуев,
Щекоча шею вам рукой проклятой,
Заставит вас подробно рассказать
О мнимом помешательстве моем;
Вы передайте все ему. Похвально!
Не королеве ж умной и прекрасной
Такие обстоятельства скрывать
От этой жабы, мерзкого кота,
Летучей мыши. О, возможно ль это?
Нет, вопреки рассудку, стань на крышу
С корзиною и выпусти оттуда
Всех птиц; сама ж, как обезьяна в басне,
В корзину влезь и голову сломай.

Королева

Когда слова - дыханье, а дыханье
Есть жизнь, то у меня не хватит жизни,
Чтоб вымолвить твои слова, поверь.

Гамлет

Вы знаете, я в Англию назначен?

Королева

Ах, я забыла - это решено.

Гамлет

Готовы письма - и два школьных друга,
Которым верю я, как двум ехиднам,
Уполномочены их отвезти
И приготовить путь мне в западню.
Ну что же, пусть работают друзья.
Забавно, мастера подземных мин
Его снарядом же взорвать на воздух.
И будет уж особенным несчастьем,
Когда за их подкопную работу
Я не взорву их также до луны...
А эту падаль нужно прочь убрать.
Ночь добрая... Однако, как стал важен
И молчалив советчик, говорун,
Всю жизнь проживший, как пустой болтун!..
Спокойной ночи, матерь.