Read synchronized with  German  English  French  Finnish 
< Prev. Chapter  |  Next Chapter >
Font: 

Зал в замке.

Входят Гамлет и несколько актеров.

Гамлет. Прошу - произносите монолог согласно с тем, что я вам объяснял - без напряжения, легко, свободно. А если станете выкрикивать стихи, в чем многие из вас не без греха, тогда я предпочел бы, чтобы их проговорил какой-нибудь разносчик. Не надо также слишком разводить руками, и даже в высшем напряженье страсти старайтесь быть умеренны. Меня всегда до глубины души волнует, когда, в косматом парике, невежа терзает в клочья сильные места и только оглушает уши черни, способной восхищаться криком и кривляньем. Он стбит плети за свое юродство, беснуясь хуже Термаганта. Прошу вас, избегайте это.

Первый актер. Ваше высочество, я поручусь за себя.

Гамлет. Не будьте также чересчур и вялы, пусть вас наставит собственный рассудок. Движенья согласуйте со словами, слова - с движеньями. И чт_о_ всего важней - храните простоту. Все, чт_о_ преувеличено, роняет смысл театра, вся цель которого была и есть и будет - показывать, как в зеркале, природу, изображать порок и добродетель в их собственных чертах, согласно с данным веком. Когда ж все это будет очень резко иль слабо, - хоть и рассмешит невежд, но оскорбит понятия знатоков; а мнение и одного из них для вас должно важнее быть, чем все восторги остальных. Да, есть актеры, - я видел их и их весьма хвалили, которые - без всякого пристрастья - не походили ни на христиан, ни на язычников. Так страшно выли, что думалось - они сотворены каким-нибудь поденщиком природы, столь человечество тускнело в их игре.

Первый актер. Надеюсь, что мы достаточно отделались от этих недостатков, принц.

Гамлет. Совсем отделайтесь. Да пусть шуты не говорят, чего у них нет в роли. Из них - и многие, чтобы смешить толпу, ломаются в такой момент, когда необходимо полное вниманье. Такие выходки недопустимы и обличают жалкое тщеславье. Идите, приготовьтесь.

(Актеры уходят.

Входят Полоний, Розенкранц и Гильденштерн.)

Ну что, король придет на представленье?

Полоний

Да, вместе с королевой и сейчас же.

Гамлет

Ну, так велите же спешить актерам!
(Полоний уходит.)
Не поторопите ли их и вы?

Розенкранц и Гильденштерн

Охотно, принц.

(Розенкранц и Гильденштерн уходят.)

Гамлет

Горацьо, где же ты?

Горацио

Я здесь, добрейший принц, к услугам вашим.

Гамлет

Ты, мой Горацьо, лучший из людей
Среди встречавшихся со мною в жизни.

Горацио

О милый принц!..

Гамлет

Не думай, что я льщу.
Мне выгод от тебя не ждать. Весь твой
Достаток - здравый ум. Ты им живешь,
А потому зачем льстить бедняку?
Язык медоточивый изощряют
Для глупой роскоши. Пусть гнутся там
Послушные колени, где дают
За пресмыкательство награду. Слушай:
С тех пор как юная душа моя
Приобрела способность выбирать
Людей, ее избранник - ты один.
Ты переносишь так свои страданья,
Как будто б ты и не страдал вовеки,
Ты одинаково благословляешь
И счастье и несчастие. И тот
Блажен, в ком мысль и кровь слились настолько,
Что он не служит дудкою Фортуне,
Звучащею по прихоти ее.
Произнеси мне имя человека,
Способного не быть рабом страстей,
Я сохраню его в душе души
Моей, как сохранил тебя. Но вот что:
Сейчас пред королем сыграют пьесу.
Одна из сцен напоминает смерть
Отца. Прошу, заметив это место,
Всем существом смотри на короля,
И если он при этом не смутится,
То дух, который нам являлся - демон,
И подозрения мои черны,
Как кузница Вулкана. Все вниманье:
Я прикую мой взор к его лицу
И что увидим, вместе и обсудим.

Горацио

Согласен, принц. И если что-нибудь
Он утаит во время представления
И увильнет, - я заплачу за кражу.

Гамлет

Идет. Надеть необходимо маску.
Займи же место.

(Датский марш. Трубы. Входят король, королева, Полоний, Офелия, Розенкранц,

Гильденштерн, придворные и стража с факелами.)

Король

Как поживает наш племянник Гамлет?

Гамлет

Великолепно, как хамелеон -
Глотаю воздух щедрый обещаний...
Вам так и каплунов не откормить.

Король. Такой ответ не для меня, Гамлет, и эти выраженья не мои.

Гамлет. Теперь они и не мои уже. (К Полонию.) Вы говорили, что играли сами на сцене в университете?

Полоний. Да, принц, и слыл большим актером.

Гамлет. Кого же вы играли?

Полоний. Юлия Цезаря. Меня убивал Брут в Капитолии.

Гамлет. Вполне он оправдал свое названье, зарезав капитального теленка. Ну, что актеры наши?

Розенкранц. Готовы, принц; ждут только ваших приказаний.

Королева. Садись со мною, милый Гамлет.

Гамлет. Нет, матушка, здесь есть магнит сильнее.

Полоний (королю). Ого! Вы слышите!

Гамлет. Позволите ль прилечь к вам на колени? (Ложится у ног Офелии.)

Офелия. Нет, принц.

Гамлет. Но только головой?

Офелия. Можно, принц.

Гамлет. Вы думали, что я скажу вам грубость?

Офелия. Я ничего не думала, принц.

Гамлет. Ну что ж, и мысль заманчива - лежать в ногах у девушки.

Офелия. Что вы сказали, принц?

Гамлет. Ничего.

Офелия. Вы веселы, принц?

Гамлет. Кто, я?

Офелия. Вы, принц.

Гамлет. О Боже, ваш угодливый забавник! Что ж людям делать, как не веселиться? Как весела, смотрите, мать моя, а только два часа, как умер мой отец!

Офелия. Нет, принц, уже четыре месяца.

Гамлет. Так много! Пусть же дьявол носит траур, а я себя украшу соболями. О небеса, два месяца со дня его кончины - и, однако, не забыт! Ну, есть надежда, что великий человек переживет себя хоть полугодом... Но я готов поклясться Пресвятою Девой, для этого необходимо строить церкви, иначе он подвергнется забвенью, как деревянная лошадка с такою надписью:
"Увы, увы! Позабыт деревянный конек!"

(Звуки труб. Начинается пантомима. Входят влюбленные король и королева, обнимаются; она на коленях выражает ему свою любовь, он поднимает ее и склоняет голову на ее плечо, затем ложится на дерновое ложе. Увидав, что он заснул, королева уходит; тогда появляется незнакомец, снимает с короля корону, целует ее, вливает яд в ухо короля и удаляется. Королева снова при ходит и, найдя короля мертвым, сильными жестами выражает свое горе; потом опять приходит отравитель с двумя или тремя безмолвными лицами и притворно присоединяется к ее горю. Умершего уносят. Отравитель объясняется королеве в любви, предлагает ей подарки. Королева сначала колеблется, отталкивает его,

но в конце соглашается на его любовь, затем оба уходят.)

Офелия. Что это означает, принц?

Гамлет. Да что-то злое.

Офелия. Быть может, в пантомиме - содержанье пьесы?
(Входит Пролог.)

Гамлет. А вот он объяснит нам все. Актеры чужие тайны сохранять не могут.

Офелия. И он объяснит нам эту пантомиму?

Гамлет. Да, как и всякую, и даже вашу. Не постыдитесь лишь ему представить, а он не постыдится объяснить, что это значит.

Офелия. Как злы вы, принц, я лучше буду слушать пьесу.

Пролог

"Для нас и представленья
Мы просим снисхожденья,
Вниманья и терпенья".
(Уходит.)

Гамлет. Что этим выражается - пролог?

Офелия. Как коротко!

Гамлет. Как женская любовь.

(Входят два актера - король и королева.)

Актер-король

"Уж тридцать раз вкруг суши и морей
На колеснице Феб свершил путь свой,
И тридцать раз, блестя красой чужих лучей,
Двенадцать лун пронзали мрак ночной
С тех пор, как чарами любви цепей
Нам сплел сердца и руки Гименей".

Актер-королева

"Пусть столько ж раз и солнце и луна
Еще над нашей жизнью пролетят,
Не будет наша страсть от этого бедна.
Но мысли мрачные меня томят:
Ты захворал и потерял веселье...
А может, друг, не велика беда:
У женщины тревожное волненье
С любовью неразлучно никогда.
В любви мы холодны иль пламенны безмерно,
Моя ж любовь доказана тебе -
Она с тревогою моею равномерна:
Они всегда между собой в борьбе.
Чем страсть сильней, тем более мученья,
Мученье ж придает ей больше увлеченья".

Актер-король

"Нет, жизнь моя, расстанусь я с тобой,
Я угасаю, кровь слабей течет,
Ты ж будешь жить, и, может быть, другой
Супруг..."

Актер-королева

"Остановись! Ничто не завлечет
К измене отвратительной меня...
Пусть буду жить, всю жизнь свою кляня,
Когда осмелюсь полюбить другого -
Убийца мужа лишь выходит за второго!"

Гамлет (в сторону). Полынь! полынь!

Актер-королева

"Вступить в супружество вторичный раз
Нас принуждает лишь корысти глаз.
Супруг умерший снова б мной терзался,
Когда б другой со мной соединялся".

Актер-король

"Я верю в искренность твоих речей.
Но прочны ли намеренья людей?
Они собою память нам изображают:
Вначале сильные, потом ослабевают.
На дереве так плод зеленый зреет
И падает легко, когда поспеет...
И обещания, в разгаре увлеченья,
Имеют ли когда осуществленье!
В пылу любви чего не обещаешь,
Но охладел - и все позабываешь.
Где легче горе, там любовь бедней.
Непостоянен мир. Зачем же изумляться,
Что с счастьем и любви возможно изменяться?
До сей поры еще никто не знает,
Что самовластнее - любовь иль счастье:
Случится сильному попасть в несчастье -
И сонм друзей его, гляди, уж отпадает.
Возвысился бедняк - враги ему друзья;
Так горе с радостью - всегда одна семья.
Несчастие в друзьях врагов приобретает,
А счастие ж везде друзей себе встречает.
Но снова говорю - удел такой
Сыздавна предназначен нам судьбой.
Решаем так, выходит же иное,
Мечты мои, а исполненье их чужое.
Решила верной быть моя подруга,
Но... я умру - и ты опять супруга".

Актер-Королева

"Пускай земля не даст мне пропитанья,
А небо - благ и ночь - отдохновенья,
Пусть день лишит меня приветного сиянья,
Пускай отчаянье гас_и_т мое веселье,
Пусть жизнь моя в тюрьму мне обратится
И радость чистая печалью отравится,
Проклятье вечное пусть будет надо мной,
Коль, овдовев, решусь другого быть женой!"

Гамлет. Что, ежели она нарушит клятвы?

Актер-Король

"О, клятвы страшные! Но силы оставляют,
Я утомлен, душа забыться сном желает...
Мой друг, теперь пока оставь меня".
(Засыпает.)

Актер-королева

"Пусть сон желанный укрепит тебя,
И пусть ничто наш мир не омрачает".
(Уходит.)

Гамлет. Как нравится вам пьеса, королева?

Королева. Я нахожу в ней слишком много обещаний.

Гамлет. Она, наверное, их сдержит.

Король. Тебе известно содержанье пьесы? И нет ли в ней какого неприличья?

Гамлет. Нет; здесь для шутки только отравляют - обидного нет ровно ничего.

Король. А как названье?

Гамлет. "Ловушка на мышей", но в переносном смысле. Изображается одно убийство, случившееся в Вене. Короля зовут Гонзаго, а жену его Баптистой. Сейчас увидите - прегнусное деянье! Но вашего величества и нас всех с чистой совестью то не заденет.

"Пусть бьет себя чесоточная кляча -
У нас от этого не будет плача..."
(Входит Луциан.)

Вот Луциан - племянник короля.

Офелия. Вы прекрасно исполняете роль хора, принц.

Гамлет. Я мог бы также объяснить и то, что бы могло случиться между вами и вашим другом при горячей встрече.

Офелия. Вы колки, принц.

Гамлет. Один ваш вздох - и колкости моей не стало.

Офелия. Не хуже, и не лучше.

Гамлет. Вот так вы ошибаетесь в мужьях. Ну, начинай, убийца, брось свое ломанье, начинай -
"Уже о мщенье ворон вопиет..."

Луциан

"Душа черна, рука сильна, ужасен яд;
Удобный час - ничей не видит взгляд.
Ты, влага смертоносная травы проклятой,
Ты, трижды зараженная Гекатой,
Своей волшебной силой мне вонми
И жизнь его в мгновение возьми!"
(Вливает яд в ухо спящего.)

Гамлет. Он отравляет короля в саду затем, чтоб завладеть его престолом; его зовут Гонзаго. Это быль, написана отличным итальянским языком. Сейчас увидите, как отравитель приобретет любовь жены Гонзаго!

Офелия. Король поднялся с места!

Гамлет. Как? испугался ложного огня!

Королева. Что с тобою, мой король?

Полоний. Прекратите представление!

Король. Огня сюда! Скорей уйдемте!

Все. Огня, огня, огня!

(Все, кроме Гамлета и Горацио, уходят.)

Гамлет

Пусть лань пронзенная кричит,
А невредимая резвится,
Один заснул, другой не спит -
И так на свете все вертится! Когда б судьба меня чресчур зажала, то эта сцена, да султан на шляпе, да пары две прованских роз на башмаках меня могли б принять в актеры, друг мой!

Горацио. На половинную долю.

Гамлет. На полную!

Сам Зевс царил над нами, друг Дамон,
Но этот век прошел,
Теперь вскарабкался на царский трон
Совсем... совсем... павлин!

Горацио. Вы могли бы закончить в рифму!

Гамлет. О, дорогой Горацио, теперь мне слово каждое из речи Духа дороже тысячи червонцев. Ты заметил?

Горацио. И очень, принц.

Гамлет. Когда дошло до отравленья?

Горацио. Я все время смотрел на него.

Гамлет. Ха-ха! Эй, музыку, эй, флейтщиков сюда!

Когда король не любит представленья...

(Входят Розенкранц и Гильденштерн.)
Так значит, он не любит представленья. Эй, музыку сюда!

Гильденштерн. Добрейший принц, позвольте вам сказать два слова.

Гамлет. Хоть целую историю.

Гильденштерн. Принц, король...

Гамлет. Что с ним?

Гильденштерн. Удалился к себе и очень возбужден.

Гамлет. Вином?

Гильденштерн. Нет, принц, гневом.

Гамлет. Вы оказались бы мудрей, когда б уведомили доктора об этом; мое ж лечение ему не в пользу.

Гильденштерн. Добрейший принц, прошу вас говорить определенно, без уклонения от сути разговора.

Гамлет. Смиряюсь, говорите.

Гильденштерн. В ужасном огорченье королева - ваша мать меня послала к вам.

Гамлет. Прошу вас...

Гильденштерн. Любезный принц, я знаю цену этого приветствия. Когда угодно вам ответить мне благоразумно, я выполню препорученье королевы, в противном случае, простите, я уйду и тем закончу это дело.

Гамлет. Я не могу.

Гильденштерн. Чего, принц?

Гамлет. Ответить вам благоразумно: мой мозг расстроен, но такой ответ, какой доступен мне, - к услугам вашим или, верней, к услугам королевы... итак, вы говорите, мать моя...

Розенкранц. Находит ваше поведение крайне удивительным.

Гамлет. О, дивный сын, столь удививший мать свою! Однако же за этим удивленьем не следует еще чего-нибудь?

Розенкранц. Она желает с вами говорить пред тем, как вы пойдете почивать.

Гамлет. Мы повинуемся, хоть десять раз она будь нашей матерью. За тем что дальше?

Розенкранц. Вы некогда меня любили, принц.

Гамлет. Да и теперь еще люблю. Клянусь руками!

Розенкранц. Любезный принц, что ж за причина вашего расстройства? Вы сами угнетаете себя, тая от друга то, что вас тревожит.

Гамлет. Мне не дают продвинуться, любезный.

Розенкранц. Но как же это может быть, когда и сам король назначил вас наследником престола?

Гамлет. Да, но... "покуда травка подрастет..." Пословица немного обветшала.
(Возвращаются актеры с флейтами.) А вот и флейтщики. Прошу одну. Зачем вы все вокруг меня вертитесь, как бы желаете загнать в тенета?

Гильденштерн. О, принц, когда я слишком смел в своем старанье, то это происходит только от любви к вам.

Гамлет. Я что-то не совсем вас понимаю. Сыграйте что-нибудь на этой флейте.

Гильденштерн. Не могу, принц.

Гамлет. Прошу вас.

Гильденштерн. Право, не могу, принц.

Гамлет. Я умоляю вас.

Гильденштерн. Да я не в состоянии взять ни одной ноты, принц.

Гамлет. Но это, верьте, не трудней, чем лгать: перебирайте пальцами отверстья и приложите рот сюда - и флейта заговорит отличной музыкой. Взгляните.

Гильденштерн. И все же я не сумею извлечь из нее гармонии.

Гамлет. Какое ж я ничтожество для вас! Вам хочется меня игрушкой сделать, вы будто бы хотите доказать, что знаете, как подойти ко мне, чтоб овладеть вполне моею тайной... Хотите вырвать из моей души все струны от начала до конца, и между тем и из такой вещицы, где столько удивительных мелодий, вы не умеете извлечь и звука! Да неужели ж вы вообразили, что мною легче овладеть, чем флейтой? Предоставляю называть меня каким угодно инструментом, вы даже можете разбить меня, но вы не можете играть на мне.
(Возвращается Полоний.) Мое почтение, достойнейший.

Полоний. Принц, королева желает говорить с вами, и немедленно.

Гамлет. Вы видите ль там облако? На вид чуть не верблюд!

Полоний. Клянусь обедней, очень походит на верблюда.

Гамлет. Иль на хорька?

Полоний. Спина вот точно, как у хорька!

Гамлет. Иль у кита?

Полоний. Совсем как у кита!

Гамлет. Итак, я к матери сейчас приду. (В сторону.) Они действительно сведут меня с ума. Сейчас приду.

Полоний. Так я и передам. (Уходит.)

Гамлет. Сказать "сейчас" - легко. Друзья, простите.
(Все, кроме Гамлета, уходят.)
Настал таинственный полночный час,
Когда могилы извергают мертвых
И самый ад на мир заразой пышет!
Теперь я выпил бы горячей крови,
Свершил бы то, пред чем бы дрогнул день...
Скрепись - мать ждет. О, сердце, не забудь
Святую связь родства. Душа Нерона
Не завладеет этой мощной грудью,
Не доведу суровость до злодейства!
Пускай слова в кинжалы обратятся -
Я изменю порывам чувств моих -
И чт_о_ скажу - на деле не исполню.
(Уходит.)